Вратарь «Авангарда» Игорь Бобков рассказал о себе и подготовке к новому хоккейному сезону

Хоккейный клуб «Авангард» откроет новый сезон 1 сентября в гостях у действующего чемпиона — московского ЦСКА. Вратарь «ястребов» Игорь Бобков рассказал «Большой Балашихе» о подготовке к новому сезону, тонкостях вратарского искусства и своём спортивном пути.

— Как проходит ваша подготовка к новому сезону Континентальной хоккейной лиги?

— У нас много новых ребят, которые изучают стиль игры, работу с главным тренером. На турнире в Сочи ещё не всё получалось, но в игре с «Динамо» нарисовалась более чёткая картинка. Ребята уже понимают, что конкретно от них требует тренер.

— Новые игроки уже влились в коллектив?

— Хоккейный мир — особый, все друг друга знают, друг против друга давно играют, поэтому в коллектив уже все влились и сплотились. На льду пока ещё некоторые игроки продолжают входить в систему.

— Новые хоккеисты привнесли в игру что-то своё?

— К нам пришли игроки, которые способны загонять соперника, отбирать шайбу в чужой зоне, это их сильная сторона. Я думаю, тренер будет использовать их именно в этом компоненте. Пришли техничные ребята с отличным видением поля и сильными бросками.

— «Авангард» встретится с ЦСКА 1 сентября. Какие сильные и слабые стороны соперника вы можете выделить?

— У ЦСКА — топовый вратарь нашей Лиги (Илья Сорокин — ББ). Определенно это одна из главных проблем в игре, которую нам нужно будет решить 1 сентября. Сама команда ЦСКА играет в очень простой хоккей. Играют в обороне, стараются вывести шайбу из своей зоны, создают давление, идут на ворота. В принципе, ничего сверхъестественного там нет — играют просто, надёжно и нацелены на ворота.

ВРАТАРЬ — ЭТО ПРИЗВАНИЕ

— Каков ваш рабочий график?

— Я встаю в 7.40, после завтрака прихожу в Ледовый дворец и проверяю форму. Разминаюсь, вместе с командой проводим собрание. На командном собрании мы с тренером обсуждаем свои действия в большинстве, меньшинстве и в равных составах. Голкиперов это касается реже, обычно свои действия мы обсуждаем с тренером вратарей. В 10.30 мы на льду, примерно в 12.30 уходим, затем занимаемся в зале и доделываем свои дела.

— Чем отличается тренировочный процесс вратаря и основного состава команды?

— Для вратарей тренировка — это совсем другое, мы видим другой хоккей. Вне льда мы занимаемся со всеми, а на лёд всегда выходим на 30 минут раньше. Потому что некоторые вещи мы не можем отработать во время общей тренировки — катание, определённые навыки, ловлю шайбы, постановку рук и коньков, как правильно толкаться. Во время общей тренировки мы никуда не бегаем, стоим в воротах, ловим шайбы, а вратарский тренер записывает видео и подсказывает, как лучше сыграть.

Нюансов много, и отчасти в этом заключается мастерство некоторых вратарей. Когда смотришь хоккей по телевизору или вживую, часто нельзя понять, как вратарь так быстро перемещается. У всех голкиперов есть моменты в игре, понимание которых приходит с опытом. Например, что иногда лучше играть определенным образом, потому что так двигаешься намного быстрее. Опыт есть опыт.

— Как вы готовитесь к предстоящей игре?

— Готовлюсь абсолютно в стандартном режиме, а уже в день игры стараюсь успокоиться, поменьше разговариваю, слежу за своим днём. У меня всё расписано по часам: питание, сон, возможность послушать музыку, я немного ухожу в себя, но не до того уровня, чтобы ни с кем не общаться. Тем не менее энергия потихоньку тратится весь день, и я стараюсь сохранить её, потому что игра будет в 17.00 либо в 19.00 и может выйти так, что на неё не останется сил.

— Какие шайбы самые сложные?

— Есть неудобные места, где тяжело ловить шайбу, нельзя дотянуться до определенных точек так быстро, как хотелось бы, поэтому броски игроков, которые изучают вратарей, тяжело ловить. Они знают, как ведёт себя вратарь в конкретной ситуации. Например, когда вратарь стоит на ногах, если ему бросить шайбу в щиток и он сядет, то в этот момент ворота откроются. Ребята с опытом уже знают, куда бросать, и кидают туда, где тебя не будет.

— Как вы этому противостоите?

— Для этого мы и выходим на полчаса раньше. Например, при броске иногда мешает нагрудник и ловить шайбу очень неудобно. Здесь нужно отрабатывать свои навыки. После тренировок всегда смотрим видео с разных ракурсов. Просматриваем, как мы вели себя на льду, — камера видит абсолютно всё. Например, казалось, что ты находишься в хорошей позиции, потом смотришь запись — а там угол открыт.

— Как игроки помогают друг другу?

— Оборона — это целиком и полностью командная задача. Когда шайба в нашей зоне, обороняются все и у каждого есть своя цель. Вратарь всегда должен ловить любой прямой бросок. А игроки уже знают, что делать. Например, если шайба близко, то защитник должен перекрывать дальнюю штангу. Вратарю проще поймать прямой бросок, чем если будет сделана передача на дальнюю штангу и гол забьют в пустые ворота. Распределение ролей в команде есть всегда. У нас есть определенные установки, кто за кого отвечает. Каждый игрок команды старается помешать своему сопернику, а вратарь отвечает за свои действия и ворота. По сути, вратарь — это последний рубеж. Если кто-то ошибся, то вратарь — последний, кто может выручить.

ГЛАВНЫЙ ТРЕНЕР

— Какие отношения у вас сложились с главным тренером Бобом Хартли?

— Боб чётко разделяет, как он говорит, бизнес и обычную жизнь. Если во время игры он был недоволен игроком и сказал пару «ласковых» слов, то на следующий день он уже может нормально общаться. Я думаю, что он очень добрый и отзывчивый человек, но, к сожалению, мне не удалось ещё пообщаться с ним вне хоккея.

— Какие три качества главного тренера вы цените выше всего?

— Внимание к деталям. Мы иногда смотрим видео, и вроде бы всё было идеально сделано, но Боб всё равно найдет что-то, что было не так. Второе — его опыт, он тренирует хоккеистов долгое время. И третье — подход к людям. Он очень хорошо умеет находить, как мотивировать игрока. Может подойти с такой стороны, что человек сам поймёт, что ему нужно, и начнёт это делать. Боб психологически понимает, что надо сказать для этого.

ОТ СУРГУТА ДО ОМСКА

— Как вы стали вратарём?

— Мой брат, на пять лет старше меня, занимался хоккеем. У них в команде поменялся тренер. И новый тренер Игорь Курносенко обходил родителей учеников и знакомился. Когда он пришёл к нам, увидел меня, спросил, какого я года рождения, и потом сказал, что как раз набирает детей моей возрастной группы. Я ответил, что не хочу играть в хоккей, а хочу заниматься футболом в роли вратаря, но родители меня уговорили и я попробовал. Сначала мне не понравилось, я ушёл, но спустя месяц вернулся, и мы приступили к вратарским тренировкам. Так что в этой стихии я очутился с малых лет.

— Вы стали лучшим футбольным вратарём Сургута. Как это было?

— Это было первенство среди школ. У нас был спортивный класс, и его выбрали, чтобы мы представляли нашу школу. Мы заняли второе место. Я даже получил звание лучшего вратаря. Большим футболом я не занимался, а в мини-футбол дети играют часто. Даже когда я играл в хоккей, у нас был зал, в котором мы могли свободно играть в футбол.

— Вы начали играть в Сургуте, затем перешли в молодёжную лигу, играли в Северной Америке, в клубе «Адмирал» из Владивостока и, наконец, пришли в «Авангард». Что вам дал каждый из этих клубов?

— Сургут — это дом, и в местную команду я пришёл в семь лет. С малых лет мой первый тренер Игорь Курносенко приучил меня к дисциплине на льду и дал основные навыки, которые требуются вратарю. В 14 лет я уехал Магнитогорск, там уже был существенный рост в профессиональном мастерстве. Я впервые увидел, что такое команда мастеров. Играя в КХЛ в «Адмирале», я попал во вторую по силе Лигу мира, а это уже совершенно другая ответственность. Я благодарен тренерам, что доверились мне, дали возможность играть. Я провёл три хороших года во Владивостоке, набрался игрового опыта и перешёл в команду топового уровня — «Авангард».

— Вы второй год играете в «Авангарде». Что это вам дало?

— Опыт игры за топ-клуб, несмотря на то что было тяжело. Я начал готовиться к играм так, чтобы выдавать стопроцентный результат. Другое не принимается. В матче может помешать всё что угодно, любая мелочь может привести к ухудшению подготовки к матчу. Поэтому накануне стараюсь абстрагироваться и думать только об игре.

О РАЗНОМ

— В Соединённых Штатах вы увлеклись стрельбой. Успеваете пострелять в свободное время?

— Пока был в отпуске, не успел, потому что не знаю, куда можно для этого сходить. В Москве есть стрельбище, и как-то раз я туда съездил, а так, чтобы регулярно заниматься, — такого нет. Но я стараюсь, если есть возможность.

— Вы всегда отмечаете таких авторов книг, как Хокинг, Ремарк. Что сейчас на вашей книжной полке?

— Например, книга Уильяма Берроуза, интересно что происходило у него в голове. Книга про хоккей — «Вратарская психология», её частенько перелистываю. Читаю одну историческую книгу про Вторую мировую войну. Также у меня есть электронная книга, там я читаю «Экономист под прикрытием». Это про ценообразование, рассуждения грамотного человека, почему мы платим за кофе больше, чем за молоко.

— Где предпочитаете отдыхать?

— Я вырос в Сибири и стараюсь ездить в страны, где тепло, рядом море и есть возможность погреться на солнце. Мне хватает недели, жару я не очень люблю, и сейчас в Москве для меня идеальная погода.

— Какое у вас любимое тренировочное силовое упражнение?

— Я не люблю тренироваться, я люблю играть в хоккей!

— Чего вы больше всего боитесь?

— Что хоккей уйдет из моей жизни. Например, травма или ещё что-то, из-за чего я не смогу больше играть.

— Вы азартный человек?

— Я играл в казино, мне интересно, но я не теряю голову. В команде ребята иногда играют в покер, но я блефовать не умею, так что это не моя игра.

— Какой должна быть идеальная жена хоккеиста?

— Я спрашивал у ребят, они говорят, что я сам пойму, как только её встречу.

— Уже год Балашиха — ваш второй дом. Успели ознакомиться с городом?

— Нет пока. Начались сборы, и остаётся время только на сон и тренировку. Тренировки длинные и тяжёлые. Я стараюсь сохранять энергию, а погулять ещё успею.

 

Алёна Самарева, Сергей Журавлёв

Мы в Instagram