Знаменитая «катюша» дала начало современным реактивным системам залпового огня

В центре Балашихи стоит памятник знаменитой «катюше», а одна из улиц города носит имя командира первой в Рабоче-Крестьянской Красной Армии отдельной экспериментальной батареи реактивной артиллерии капитана Ивана Флёрова. Интересна история создания этого новаторского оружия, потомками которого стали современные системы залпового огня «Град», «Смерч», «Ураган», «Торнадо».

Одна из версий происхождения названия гвардейского реактивного миномёта связана с индексом «К» на корпусе — установки выпускал Воронежский экскаваторный завод имени Коминтерна. Немногие знают, что было ещё одно прозвище — «Раиса Сергеевна». Так бойцы расшифровывали аббревиатуру РС — реактивный снаряд. А потрясённые эффективностью нового оружия немцы называли его «сталинским органом» — из-за сходства направляющих установки с системой труб этого музыкального инструмента и характерного звука при запуске реактивных снарядов. Ещё одно прозвище — «адская мясорубка».

О создателях «катюши» рассказывает уникальная книга Валерия Габрусенко «150 русских гениев», вышедшая в Москве тиражом всего в 100 экземпляров в 2016 году. Боевые реактивные снаряды применялись ещё в войнах XIX века, в частности в русско-турецкой 1829 года. Но появилась нарезная артиллерия, превосходившая их почти по всем параметрам — дальнобойности, кучности, скорострельности. Чтобы устранить эти недостатки, нужно было решить множество задач: создать эффективное топливо, разработать совершенную конструкцию снарядов, систему их запуска, способы стабилизации в полёте, пусковые установки и многое другое. Все эти задачи были успешно решены русскими учёными и военными инженерами. С благодарностью вспомним их имена.

Тихомиров Николай Иванович (1859–1930) — учёный-химик, изобретатель в области ракетной техники, основатель и первый руководитель Газодинамической лаборатории (ГДЛ) в Ленинграде (1921), занимавшейся разработкой боевых ракет на бездымном порохе, состав которого был разработан под его руководством.

Артемьев Владимир Андреевич (1885–1962) — офицер, конструктор, ближайший помощник Тихомирова, создал первую ракету на бездымном порохе, успешно испытанную в 1928 году. Автор множества разработок в области военной техники, востребованных в годы Великой Отечественной войны.

Петропавловский Борис Сергеевич (1898–1933) — военный инженер, начальник ГДЛ (1930–1931), руководил испытаниями реактивных снарядов различных калибров и назначения с использованием многозарядных и однозарядных авиационных и наземных пусковых станков. Умер от скоротечной чахотки, простудившись во время испытаний.

Клеймёнов Иван Терентьевич (1898–1938) — военный инженер, начальник ГДЛ (1932–1933), после объединения ГДЛ с московской ГИРД — директор Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ) в 1933–1937 годах, один из главных разработчиков РС для самолётов и многоствольных миномётов. При нём РС калибра 82 мм был успешно испытан и принят на вооружение истребительной авиации (1937), прекрасно зарекомендовав себя во время боёв на Халхин-Голе (1939).

Лангемак Георгий Эрихович (1898–1938) — офицер, военный инженер, начальник сектора пороховых ракет ГДЛ (1928–1933), главный инженер РНИИ (1934–37). Вместе с Клеймёновым довёл разработку реактивных снарядов РС-82 и РС-131 до уровня практического применения, открыл «закон подобия», знание которого позволило аналитическим путём определять оптимальную геометрию сопла реактивного двигателя без дорогостоящих экспериментов.

Лужин Василий Николаевич (1906–1955) — инженер-конструктор, главный инженер РНИИ (1938–1940). Автор ряда идей по совершенствованию конструкции реактивных снарядов, которые позволили устанавливать их не только на самолёты, но и на сухопутные боевые машины.

Бармин Владимир Павлович (1909–1993) — учёный и конструктор, создатель ракетно-космических стартовых комплексов. Реактивные снаряды «катюш» нужно было направлять. Для этого была придумана специальная установка, похожая на простенькую раму, поставленную на автомобиль. Потребовалось немало изобретательности, чтобы рама была действительно простой в изготовлении, удобной в обслуживании и безотказной в бою, чтобы «катюши» точно стреляли и их можно было быстро перевести из походного положения в боевое и наоборот. Эти «рамы» и были детищем главного конструктора московского завода «Компрессор» Владимира Бармина, который до войны занимался мирной продукцией — компрессорами и холодильными установками.

После войны «катюши», как вид оружия, значительного развития не получили из-за большого в сравнении с артиллерией разброса реактивных снарядов при стрельбе. Человеком, реабилитировавшим «катюши», стал Александр Никитович Ганичев (1918–1983) — учёный, конструктор, создатель непревзойденных в мире реактивных систем залпового огня (РСЗО).

Он решил придать неуправляемым реактивным снарядам вращение в полёте, как обычным артиллерийским снарядам, что резко повышает дальность и точность огня. Ганичев предложил поместить снаряды не на открытых направляющих, как у «катюш», а в трубах (стволах) специальной конструкции, а сами снаряды оснастить складывающимся оперением, которое при раскрытии обеспечивало вращение снаряда в полёте. Дальность стрельбы увеличилась втрое, а точность попадания — в десятки раз…

Сегодня «Град», «Смерч», «Ураган», «Торнадо» — прямые «наследники» сталинского органа — известны во всём мире не меньше, чем автомат Калашникова.

 

Святослав Коновалов

 

Мы в Instagram