Замглавврача Балашихинской областной больницы рассказал о работе филиала № 3 в Железнодорожном

Угроза распространения коронавирусной инфекции стала серьёзным испытанием для всей системы здравоохранения. Медицинские учреждения перешли на работу в новом режиме, многие изменили профиль деятельности. Филиал № 3 Балашихинской областной больницы специализируется на лечении больных пневмонией. О том, как изменилась бывшая больница А.М. Дегонского в Железнодорожном и как она работает в новых условиях, «Большой Балашихе» рассказал заместитель главного врача по медицинской части Балашихинской областной больницы Валерий Хайдуков.

— Валерий Вальдемарович, сколько времени заняло перепрофилирование больницы и для чего оно понадобилось?

— Больницу перепрофилировали в авральном режиме за две недели. Минздравом была поставлена задача подготовить койки для лечения пневмонии и людей с подозрением на COVID-19. На реализацию отводились сжатые сроки из-за тяжелой эпидемиологической ситуации в стране. Благодаря поддержке минздрава и минстроя мы со строителями уложились в эти сроки, причём не закрывая полностью больницу, а освобождая по одному этажу. Коечного фонда не хватало, больные лечились во время переоборудования, что приводило к некоторым неудобствам — шум и так далее. Но тем не менее задачу за две недели мы выполнили.

— Сколько коек стало после перепрофилирования?

— В главном четырёхэтажном корпусе больницы было всего шесть кислородных точек, теперь их стало 155. Сделали косметический ремонт, организовали чистую и грязную зоны с санпропускником, полностью переоборудовали старое инфекционное отделение, где сделали боксы, в которые тоже провели газ, сделали реанимационную палату на два места. В общей сложности в двух зданиях (главном корпусе и инфекционном — ББ) получилось 190 коек для больных пневмонией.

— Как пациент поступает в больницу, как идёт обследование, при каких условиях его переводят в Саввино?

— Пациент поступает по линии скорой помощи, то есть если он обращается с высокой температурой, затруднением дыхания, его забирают по адресу, привозят сюда, измеряют температуру, делают обследование КТ (компьютерную томографию — ББ) или рентген на предмет пневмонии, если это подтверждается, то больной определяется к нам. Если участковый терапевт или педиатр приходит по вызову и видит, что есть больной пневмонией, его также направляют сюда через скорую помощь и госпитализируют. Здесь пациенты проходят лечение в восьми отделениях. При поступлении берутся мазки на COVID-19. Как только приходит подтверждение положительного COVID-19, больной переводится в специализированное отделение в роддом в Саввино (временно перепрофилирован в инфекционное отделение для лечения больных с коронавирусом с 20 апреля — ББ). Если результат отрицательный, больной лечится здесь и после выздоровления выписывается домой или на «лёгкие» койки.

— Что происходит с больным пневмонией, если коронавирус ещё не подтверждён?

— Все наши палаты на этажах рассчитаны на два-три человека максимум. Если в одной палате подтверждается СOVID-19, контактных пациентов мы переводим в инфекционное отделение, а самого больного направляем в Саввинский роддом и производим обработку и дезинфекцию палат и отделений.

— Проясните ситуацию с выплатами врачам, которые работают с подтверждённым коронавирусом. Кто реально получает эти выплаты?

— Действительно, была проблема непонимания, как начисляют выплаты работникам здравоохранения. Не было разъяснено до конца, кто будет получать прибавку. Но теперь нам дали чёткое разъяснение, что любой врач, который хотя бы раз за смену столкнулся с СOVID-19, получает полноценную выплату. Думаю, этот вопрос уже снят, все работники, которые работают здесь, получают эти выплаты. Ведь хотим мы того или нет, но с COVID-19 мы контактируем, поэтому все сотрудники, которые здесь работают, получают все выплаты, предусмотренные приказами минздрава.

— Как отреагировали сотрудники на известие о перепрофилировании филиала?

— Какая-то боязнь коронавирусной инфекции была, потому что на этом постоянно акцентировали внимание, говорили, что большая смертность. Да, не обошлось без страха, были какие-то сомнения, недопонимания, но с коллективом была проделана работа. Коллектив у нас дружный, все понимали, что лечить людей надо, деваться нам некуда. Я благодарен коллективу за то, что мы прошли этот период очень быстро, недопонимания не осталось, все знают, что надо с этой инфекцией бороться, и кроме нас никто этого не сделает.

Кроме того, если раньше кто-то ещё сомневался, идти или не идти, помогать или не помогать, здесь персонала не хватало, и нам пришлось бы мобилизовать сотрудников других отделений, подтягивать сюда медицинский персонал. После того как пришли выплаты, все сомнения исчезли, люди приходят и работают, потому что поверили, что всё это на самом деле: деньги платят, средствами защиты обеспечивают и работать нужно и можно.

— Сколько инфекционистов работает в филиале № 3?

— В этом отделении у нас два врача-инфекциониста, есть они и в других филиалах, потому что болезни никто не отменял. Балашихе в этом плане повезло.

— В материале Би-би-си ваша коллега рассказывает, что средств защиты нет, что есть всего восемь тонких костюмов маленьких размеров. Как на самом деле обстоят дела?

— В самом начале, когда это только начиналось, были некоторые трудности в обеспечении персонала защитными средствами — мы не ожидали, что будет такая волна эпидемии. Поэтому мы со всех отделений собирали защитные костюмы, противочумные одноразовые и многоразовые, привозили сюда, чтобы работники были защищены. Да, возможно, не всегда размеры совпадали, потому что никто к этому не готовился, но тем не менее это всё было. Были также трудности с тем, что в некоторых противочумных костюмах просто невозможно работать, потому что более двух часов в них находиться нельзя. Сейчас защитные средства, маски, очки и бахилы есть в достаточном количестве. Мы следим за средствами защиты на складе в больнице, у нас на три недели запас достаточный, даже если будет ещё одна вспышка COVID-19. Если вдруг понадобится больше, то минздрав всегда на подхвате, готов принимать наши заявки и в течение одного-двух дней отрабатывать. С этим проблем нет.

— Ожидаете новую вспышку через 10 дней после 9 мая?

— Мы этого уже не ожидаем по одной простой причине. Мы отслеживаем статистику, и у нас после 9 мая действительно был небольшой всплеск заболеваний COVID-19, но сейчас он стабильно идёт на спад. Поэтому я не думаю, что будет ещё одна вспышка, но наверняка это сказать нельзя.

— Какая степень защиты положена медикам, которые работают с пневмонией при неподтверждённом коронавирусе?

— Смотря кто где работает. Медики работают везде, то есть и на пищеблоке, и в аптеке, и на транспорте, и с больными, которые лежат в отделении, и в реанимации, поэтому здесь степень защиты определяется тем, где он работает. Мы болели или болеем все. У нас главный врач (главврач Балашихинской областной больницы Михаил Антипов — ББ) заболел, процент заболеваемости медиков по сравнению с аналогичным периодом прошлого года тоже где-то на 10 процентов поднялся. Это понятно, потому что мы на передовой, на переднем крае. Мы работаем с этой инфекцией, у нас совершенно другая нагрузка. Находиться 24 часа в помещении, где COVID-19, это совсем другое, нежели ходить по улице и гулять.

«В больницу меня привезли 11 мая с острой одышкой и повышением температуры до 38,5. Из-за резкого повышения температуры я обратился к врачу по месту жительства. Приходили, расписали лечение, но на третий или четвёртый день стало хуже, пришлось поехать в больницу. КТ делали, мазки, анализы брали чуть ли не каждый день. Поставили диагноз — вирусная пневмония, правое лёгкое — 50 процентов, левое — 20%. Здесь 15 боксов, в палате я один лежу, потому что это инфекционное отделение. Здесь есть специальный маленький бокс, мне там всё оставляют в одноразовой посуде, я выхожу, забираю», — сказал пациент инфекционного отделения филиала № 3 Балашихинской областной больницы Арарат.

Строительные работы по перепрофилированию филиала № 3 Балашихинской областной больницы выполнили в сжатые сроки. Помимо косметического ремонта палат, коридоров, лестничных клеток, рабочее пространство разделили на красные и чистые зоны. В связи с разделением потоков пациентов часть дверных проёмов замуровали и сделали новые, с дверьми из медицинского ПВХ. Чтобы инфицированные не смогли случайно попасть в чистую зону, установили систему доступа. Также модернизировали инженерные системы — электросети, водопровод, канализацию.

«Работали в круглосуточном режиме порядка 180 человек, из них 50 человек днём, это штукатуры, маляры, плиточники, ещё 50 рабочих этих специальностей трудились ночью. Порядка 20 днём и 20 ночью — это сетевики, электрики, сантехники, и около 30 отвечали за медицинские газы — 15 днём, 15 ночью. Также была отремонтирована криогенная бочка под кислород, так как здесь изначально было около шести точек, а сделали больше ста. Все испытано и передано персоналу», — рассказал «Большой Балашихе» заместитель директора по строительству компании «Стройкомплекс» Антон Курсеков.

Одна из сложностей заключалась в необходимости разделить систему вентиляции, чтобы не было перетока воздуха из красной зоны в чистую. Поэтому перед тем как приступить к работам, планы БТИ передали в проектную организацию. Для здания 1980-х годов постройки проектировщики оперативно разработали новое решение — где вентиляцию заглушить, где продлить, в каких местах установить санитарные пропускники, где сделать разграничения.

«В вентиляции используется два вида фильтров: механический и ультрафиолетовый, или озонирующий. По поводу воды — фильтруются только стоки», — уточнил Антон Курсеков.

Больницу на время перепрофилирования не закрывали.

«После того как мы выполняли работы, например, на первом этаже, с другого этажа туда переселялись больные, проводилась дезинфекция того этажа, где они лежали, заходили мы и выполняли работы. Потом точно так же туда переселялись больные, а мы заходили на те этажи и в те помещения, которые освобождались», — пояснил Антон Курсеков.

При дезинфекции машин скорой помощи их обрабатывают как изнутри, так и снаружи. Кроме того, дороги также разделили на «грязные» и «чистые».

«Машина доезжает до приёмного отделения, где больного забирают, потом она едет на обеззараживание. После рамки обеззараживания начинается чистая дорога. «Грязная» и «чистая» дороги не пересекаются между собой, и тем самым уменьшается риск заражения персонала», — отметил Антон Курсеков.

Модернизацией разводки медицинских газов внутри зданий занималась другая организация. В итоге перепрофилирования бывшая больница имени А.М. Дегонского стала более современной и высокотехнологичной, пропускная способность увеличилась в разы. Всё это останется и после завершения пандемии.

В результате перепрофилирования в главном и инфекционном корпусах филиала № 3 Балашихинской областной больницы стало около 200 точек подключения к кислороду. На работы отвели всего 10 дней. Они были завершены 5 мая.

«Когда мы зашли, здесь было шесть кислородных точек, сейчас около 200 точек. По приказу минздрава нужно было организовать не менее 190, были точки, которые находятся у кроватей, есть ещё процедурные. По сути это система трубопроводов, по которым идёт чистый кислород. К нему подключают аппаратуру — аппараты ИВЛ или маски, чтобы дышать чистым кислородом. Это зависит от степени болезни пациента, может ли он дышать сам. Если он дышит нормально, то в маске, если нет, то проводится ИВЛ», — рассказал коммерческий директор компании «Смартстрой» Иван Руссков.

Всего специалисты проложили около 2 километров труб. Обслуживанием кислородной станции и всей системы газоснабжения занимается собственная служба больницы.

 

Мы в Instagram