Восьмидесятилетний ветеран из Балашихи рассказал о детстве в оккупированной деревне

Василий Голотюк из Балашихи во время Великой Отечественной войны помогал советским подпольщикам на Украине. Когда война началась, Василию было 11 лет, а его брату Петру — 14. Мальчики были связными и по ночам расклеивали листовки с фронтовыми новостями.

«Я был пятый, самый младший ребёнок в обычной украинской крестьянской семье в селе Сорокотяга Киевской области. К моменту начала Великой Отечественной войны все старшие братья разъехались, я остался с матерью, Евдокией Акимовной. Мой отец Леонтий Денисович участвовал в Первой мировой войне, награждён Георгиевским крестом. В 1940 году от ран и всего пережитого во время войны он ушёл из жизни», — начинает вспоминать Василий Леонтьевич, и улыбка постепенно сходит с его лица.

Село в это время никто не защищал, фронт прошёл мимо. Враги разбрасывали листовки о том, что Киев сдан, Красной армии нет. Василий с другими мальчишками часто выбегал из села на разведку, но, никого не увидев, возвращался.

«Когда мы услышали шум моторов, уже ждали, что появятся немцы поганые, о которых так много говорили. На мотоциклах подъезжает разведывательная группа, за ними штабная машина. Въехали в наш огород, по картошке прямо. Немцы начали разворачивать лагерь, развёртывать радиостанцию, подвезли кухню и столы выдвижные. На нас, мальчишек, поначалу не обращали внимания. А потом стали конфеты подбрасывать: одну бросят, другую. Их потешало, что мы подбирали конфеты и съедали», — рассказывает ветеран.

Один из братьев Василия, семнадцатилетний Николай, обучался в железнодорожном техникуме в Киеве. В то время он проходил практику на железной дороге и смог вернуться домой до оккупации.

«Немцы стали собирать сельский совет из самых активных. Начали говорить, что надо собрать молодёжь, тех, кто не подлежал призыву по возрасту. Собралось несколько человек, среди которых был мой брат Николай, их погрузили сразу в машину и увезли в районный центр, а оттуда на принудительные работы в Германию. Потом мой брат оказался в Австрии, там пробыл до 1945 года. Там он занимался чёрными неквалифицированными работами на фабриках», — уточнил Василий Леонтьевич.

Вскоре вернулся и другой брат Василия, четырнадцатилетний Пётр. В 1942 году он начал встречаться с теми, кто создавал подпольную антифашистскую организацию, но семья об этом ничего не знала.

«В трёх километрах от села был сахарный завод. До революции владельцами этого завода были немцы, и вот во время войны они вернулись. Это оказалась семья, у них был сын Клемп, 14-15 лет. Они пытались руководить всем, что создавалось в нашем селе. Этот молодой Клемп в полностью экипированном вооружении ходил к девушкам в селе. У него был и пистолет, и автомат, и бинокль — показывал свою значимость», — рассказывает Василий Леонтьевич.

Руководитель подпольной организации, директор школы, велел добыть оружие у молодого Клемпа. Когда тот в следующий раз отправился в село, на встречу с ним пришли трое подпольщиков.

«Они стукнули Клемпа по голове, он потерял сознание, и они бросили его в речку. Когда пришли докладывать руководителю, и он узнал, что Клемпа в воду сбросили, приказал возвращаться: он же очнётся! Прибежали они туда, а Клемпа уже и след простыл. На заводе уже подняли тревогу. Карательные отряды из местной администрации сразу выехали на село», — с волнением вспоминает Василий Леонтьевич.

Клемп знал двоих из напавших, с которыми раньше встречался. Одним из них был Пётр. Брат прибежал домой и просил маму с Василием уйти вместе с ним, но они не успели: улицу и дом оцепили.

«Нас среди ночи вывели на улицу, мать стали допрашивать, с кем общался Пётр, чтобы узнать, кто был третьим. Мать избивали, но она говорила, что не знает, с кем дружил сын. Её увезли в комендатуру. Меня начали допрашивать, я тоже говорил, что не знаю. Допрашивали полицаи из местных, на украинском языке. И один из них мне говорит: «Становись в яме, на меня не смотри, поворачивайся спиной!». Это нельзя вспомнить спокойно… Но тут другой его остановил: «Как же мы поймаем старшего? Мать-то увезли. Оставляй, старший за младшим вернётся». И они уехали», — рассказывает Василий Леонтьевич.

Так началось участие Василия в подпольной деятельности. Мальчик узнавал, чем занимаются полицаи и назначенный немцами староста, что происходит в селе. Передавал данные в подпольную организацию, по ночам развешивал листовки с фронтовыми новостями. В январе 1945 года в село вошла Красная армия.

«Наша подпольная организация переросла в боевую партизанскую группу. Во время освобождения района наша группа партизан-подпольщиков захватила немецкую комендатуру, и когда подошла Красная армия, наших партизан хотели арестовать — они же в гражданском были! Но потом разобрались», — с гордостью вспоминает Василий Леонтьевич.

Старшим участникам партизанского движения и подпольной группы вручили медали «Партизану Отечественной войны». Василию тогда было всего 14, и о нём вспомнили только через 40 лет.

«Решили отмечать День Победы и пригласили наших подпольщиков в обком партии. И вспомнили, что я был связным. К тому времени я уже окончил лётное училище, Киевский индустриальный техникум, дослужился до подполковника войск противовоздушной обороны! Меня пригласили в военкомат, вручили удостоверение участника Великой Отечественной войны и орден Отечественной войны», — показывает награды Василий Леонтьевич.

После войны судьба у всех сложилась по-разному, но семья была дружной — поддерживали связи, собирались вместе.

«Мама вернулась к нам с Петром. Николай прислал весточку о том, что он освобождён французскими войсками и призван в Красную армию. Сестра Екатерина получила среднее образование, но её угнали в Среднюю Азию, где не было оккупации. Потом и её призвали в войска ПВО. Старший брат Степан стал лётчиком, принимал участие в обороне Ростова-на-Дону, много летал, оказался в Средней Азии и взял к себе на службу сестру. То есть все наши выжили», — улыбается ветеран.

В жизни Василия Леонтьевича хватало головокружительных взлётов и виражей — в прямом и переносном смысле. На реактивных самолётах МиГ-17 он налетал больше тысячи часов. Заочно окончил военно-воздушную академию, перешёл в главный штаб ПВО, дослужился до полковника. В 56 лет Василий Леонтьевич уволился из армии и устроился референтом по военно-исторической работе. Пока мог, ездил по архивам, когда стало трудно, освоил компьютер и продолжил работать дома.

«Хотелось бы пожелать подрастающему поколению быть настоящими людьми нынешней России. Учиться, обязательно учиться, видеть, что в любом возрасте можно приносить пользу стране. Я выступаю сейчас в школе перед учениками. Если они не очень заинтересованы, им хочется услышать про стрельбу, — я спрашиваю: тебе сколько лет, 14? О, в это время я состоял в подпольной организации! А потом осваивал новые реактивные самолёты, истребители МиГ-15, МиГ-17 в 1951 году. У лётчика есть возможность рассказать интересные истории», — уверен Василий Леонтьевич.

Ветеран работает над книгой о противовоздушной обороне во время Первой мировой войны. Василий Леонтьевич всё так же полон жизненных сил и оптимизма. Глядя на него, нетрудно поверить, что впереди у ветерана ещё много плодотворной работы рядом с родными и близкими.

 

Алиса Звягина

Мы в Instagram