Ветеран труда из Балашихи поделился воспоминаниями военного детства

21 марта Василий Шевляков из Балашихи отметил 85-летие. Во время Великой Отечественной войны его родная деревня находилась в 12 километрах от линии фронта. Герой труда поделился с «Большой Балашихой» воспоминаниями о трудном военном времени и рассказал, как сложилась его жизнь после войны.

Василий Шевляков родился в деревне Дубровка Воронежской области в 1935 году. В семье было пятеро детей. Когда началась война, старшему Ивану было 12 лет, а младшей Марии — всего 2 года. Отца призвали на фронт, и мать одна поднимала детей в годы войны.

«Мой отец Пётр Васильевич был шофёром. До войны на колхоз приобрели три машины. С одной из этих машин отец и ушёл на фронт почти сразу после объявления войны. Он служил водителем. Ещё в 1941 году на Украине их автобатальон вывозил из окружения наших солдат и при возвращении в тыл попал под артобстрел. Никто не выжил, мой отец получил тяжёлые ранения, его достали из горящей машины местные жители и отнесли в одну из хат поблизости. Но вскоре населённый пункт заняли немцы. Так мой отец попал в плен. Отец рассказывал, как они пытались бежать, строили диверсии, но освободили его американцы уже после войны. Он вернулся домой, снова работал шофёром», — вспоминает Василий Шевляков.

Осенью 1941 года южный фланг наступающих на Москву немецких войск проходил вблизи границ Воронежской области. Враг оккупировал соседнюю Курскую и Орловскую области. В октябре немцы заняли Орёл и Елец. Тогда же в Воронеж переместилось Главное командование Юго-Западного направления и Юго-Западного фронта.

«Наш населённый пункт Дубровка находился в 12 километрах от линии фронта. На этой территории проходила передислокация войск. Вся техника, автомобили, заправщики были здесь. Зимой к нам приходили солдаты с передовой и шедшие на фронт. Воины пополняли свои силы, приезжали новые солдаты. Размещались в домах, спали, отдыхали где как могли, иногда на полу. Тяжело жилось, но мы делали всё для воинов, всё для фронта, помогали, чем могли», — рассказывает Василий Шевляков.

Линия фронта в это время проходила в 100-120 километрах от Воронежа, поэтому город приобрёл статус прифронтового. Начались первые налёты немецкой авиации.

«Мы делали окопы для себя за нашим двором, ещё были траншеи чуть дальше от дома, чтобы можно было прятаться от бомбёжек. Нас бомбили всего два раза, но всё это происходило на наших глазах. Мы видели самолёты в небе, наши прожекторы освещали их. Потом немцев стали отгонять назад, стало полегче», — говорит Василий Шевляков.

В течение зимы 1941-го и весны 1942 года линия фронта на воронежском участке относительно стабилизировалась и проходила несколько западнее полотна Московско-Донбасской железной дороги, примерно в 100 километрах от города. Весной 1942 года для защиты Воронежа от налётов немецкой авиации в город была переведена 3-я дивизия ПВО, три полка которой в основном комплектовались из девушек города и Воронежской области. Своя авиация была и в Дубровке.

«У нас стоял небольшой аэродром «кукурузников» (по-видимому, речь идёт о ночных бомбардировщиках У-2. Выпуск самого известного в мире биплана АН-2, получившего прозвище «кукурузник», начался уже после войны — ББ), водили их в основном девушки, так называемые «ночные ведьмы». Вечером эти самолёты выходили из небольшой рощицы рядом, заправлялись у нас бомбами и улетали. Ночью возвращались», — вспоминает Василий Шевляков.

7 июля 1942 года немцам удалось захватить западную часть Воронежа, но восточную часть города им не отдали, линия фронта здесь установилась прочно. До 25 января 1943 года советские войска обороняли Воронеж, прикрывая Москву с юга и сковывая силы союзников Гитлера — венгров. В ходе наступательной операции «Малый Сатурн», а затем Острогожско-Россошанской и Воронежско-Касторненской наступательных операций силами Воронежского фронта были разгромлены 2-я немецкая, 8-я итальянская и 2-я венгерская армии. При этом потери немецких войск составили 320 тысяч солдат и офицеров. Под Воронежем были разгромлены 26 немецких дивизий, а количество пленных было больше, чем под Сталинградом. Воронеж был освобожден.

В Дубровке было больше 300 домов, во многих были дети, работавшие часто наравне со взрослыми. Например, они носили воду, пока их мамы работали в поле. Донести большое ведро им было не под силу, поэтому дети бегали по многу раз с небольшими ведёрками.

«В семь-восемь лет мы уже чувствовали себя взрослыми. Старшему брату Ивану было 12 лет, он впрягал лошадь и пахал в поле. Хороших лошадей забрали на фронт, на оставшихся мы пахали. Брату Александру было девять, он овец пас, мне тоже приходилось ему помогать. Мы всё время были в делах, отдыхать было некогда. Сенокосы, покосы, уборка хлеба — всё было. Косить я начал в раннем детстве. В наше время нельзя было оставить колосок в поле. Собирали всё. Бывает, уполномоченный приходит и проверяет поле — достаточно ли чисто убрано. Мы закалялись именно в труде. Все были добрыми, уважали друг друга. Если кому-то было тяжело — все выходили на помощь», — рассказывает ветеран труда.

В 1943 году Вася-Василёк, как его звал один солдат, пошёл в первый класс. Не было ни учебников, ни тетрадей, ни чернил, но детей учили и в военное время.

«Сейчас дети ходят в школу с семи лет, а тогда принимали с восьми. В школе мне показалось странным, что ученики читали по слогам. Я пришёл уже подготовленным — мог свободно читать. У нас была маленькая районная газета «Сталинский путь», помню, там публиковали статьи про Александра Матросова, про Зою Космодемьянскую, я читал их и пересказывал другим детям», — вспоминает Василий Шевляков.

О долгожданной победе семью Шевляковых известил почтальон 9 мая. Было около 9-10 утра, все в Дубровке уже проснулись.

«Помню этот прекрасный день! За три километра от нашего дома находился сельский совет, а там почта. Оттуда поступала вся информация — радио у нас не было. Поэтому по деревне шёл почтальон Михаил с большой сумкой на ремне и кричал: «Война замирилась!». Сразу поднялся шум, крик, женщины выходили из домов, плакали от радости и печали», — говорит Василий Шевляков.

Из плена вернулся отец, и жизнь начала входить в мирное русло. Василий окончил четвёртый класс и перешёл в школу соседнего села, до которой было три километра пешком. С восьмого по десятый класс подросток учился в соседнем селе за 12 километров от Дубровки. Когда было тепло, школьники ездили на велосипедах, а зимой снимали квартиру. В школе Василий вступил в комсомол и был избран секретарём комсомольской организации.

«После школы в 1954 году меня призвали в армию. Моя мечта была попасть в авиацию, стать лётчиком. Но перед медкомиссией для прохождения в лётное училище я уколол ногу, на пятке образовалась ранка. Комиссию проходил хорошо, под конец только расслабился, нога начала подёргиваться. Комиссию возглавлял подполковник медицинской службы, хирург. Он подошёл ко мне, спросил, что с ногой, попросил показать. А там нарыв… Сразу сказал зайти в медчасть, обработать и «быть свободным». Медкомиссию я не прошёл», — вспоминает Василий Шевляков.

Он служил в должности механика-водителя. Первый год был курсантом учебно-танкового батальона, после чего Василия оставили в этом батальоне механиком-инструктором по вождению танков, и он сам стал готовить курсантов.

«После первого года учёбы у нас принимала экзамены комиссия из Харьковского гвардейского танкового училища. Экзамены я сдал на отлично, и мне предложили подать заявление на поступление в училище. Но дальше учиться мне не захотелось, и я отказался. Через год снова приезжала комиссия, у других принимала экзамены, и опять меня звали поступить», — рассказывает ветеран труда.

В армии Василий стал секретарём комсомольской организации роты. Строить карьеру офицера он не захотел. Звание младшего лейтенанта ему присвоили позднее, уже на гражданке, когда он проходил первую военную переподготовку. После этого было ещё несколько переподготовок, каждая в течение месяца. На них Василий Шевляков получил очередные звания — сначала лейтенанта, а потом и старшего лейтенанта.

«Я окончил службу в армии в 1957-м, год был разнорабочим в колхозе. Потом работы не стало. В то время звучали призывы на комсомольские стройки, на целину, а моя тётя жила в Хабаровске, приглашала в себе. Меня манил Дальний Восток, это ведь окраина нашей страны. Подумал, надо страну посмотреть, вот и поехал в Хабаровск. В то время из деревни нельзя было уехать, надо было взять отходничество — справку от правления колхоза, разрешающую уехать на работу в другое место. Мне дали такой документ в конце 1958 года, но выяснилось, он действует до конца года. Поэтому в январе 1959-го мне пришлось снова делать запрос в деревню, ждать справку. И только в марте я смог устроиться на работу. Мне предложили пойти на Хабаровский судостроительный завод, приняли туда учеником строгальщика», — вспоминает свой переезд Василий Шевляков.

Он быстро освоился, и  специальность строгальщика получил уже через три месяца. Потом самостоятельно овладел специальностью фрезеровщика, работал на многих станках. Товарищи по работе его уважали, коллектив был хороший. Один из них, Александр Игумнов, позвал Василия играть в духовой оркестр при заводе. Также с товарищами Василий начал ходить на танцы, где познакомился с будущей женой Людмилой.

«В Хабаровске мне нравилось. У нас в цеху стояли фрезерные станки повышенной сложности в работе. Моих знаний не хватало для освоения этой техники, но мне хотелось знать больше. Поэтому я поступил в филиал Новосибирского института инженеров водного транспорта на заочное отделение. Каждый вечер после работы забирал детей из садика — и на занятия. Защитил диплом на отлично! После окончания института я стал мастером», — рассказывает ветеран труда.

Хабаровский судостроительный завод досрочно выполнял государственный план по многим показателям, и советское правительство награждало лучших работников. В 1966 году Василию вручили орден Трудового Красного знамени. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1971 года передовику производства присвоено звание Героя Социалистического Труда за выдающиеся заслуги в выполнении заданий пятилетнего плана. Как ударнику коммунистического труда, завод доверил Василию выпуск детали с личным клеймом, минуя отдел техконтроля.

Василий и на участке работал за станком, и общественной деятельностью продолжал заниматься. Вскоре он стал председателем цехового комитета, а в цехе было 400 человек! Также рабочего избрали секретарём крайкома профсоюза рабочих судостроительной промышленности Хабаровского края. Избирался Василий и народным депутатом краевого совета.

В конце 1979 года Василия Шевлякова перевели на работу в посёлок Сосенский Калужской области. Там он работал старшим мастером, потом механиком.

«Мы ездили на другие предприятия по всей стране, обменивались опытом. В конце своей трудовой деятельности был инженером-механиком. Занимался ремонтом станков с числовым программным управлением. Всё вернулось на круги своя — я начинал инженером и закончил инженером», — говорит Василий Шевляков.

По линии партии он стал председателем профсоюзного комитета завода. Затем был назначен начальником соцотдела завода.

«Рос завод, мы росли вместе с ним. Мы строили дома, детские сады, пионерские лагеря, базу отдыха создали! Организовали своё подсобное хозяйство, была свиноферма для рабочих, пекарня. Занимались не только бытом, но и досугом рабочих, проводили культурно-массовую работу. Занимались путёвками для рабочих, организовывали соревнования во всех цехах и отделах», — вспоминает ветеран труда.

В Балашихе семья Шевляковых живёт с 2007 года — в город переехали их дети. У Василия и Людмилы Шевляковых трое детей, четверо внуков, а 9 мая 2019 года родился правнук Дмитрий.

 

Алиса Звягина

Мы в Instagram