Ветеран из Балашихи отметит 9 мая своё 95-летие - БОЛЬШАЯ БАЛАШИХА - Информационное агентство

Ветеран из Балашихи отметит 9 мая своё 95-летие

9 мая 2020 года труженица тыла Ида Моисеевна Фальковская отмечает двойной праздник. В этот день ей исполняется 95 лет. Великая Отечественная застала Иду шестнадцатилетней девушкой. Из Киевской области её с семьёй эвакуировали в Узбекистан. В 1942 году Иду призвали на трудовой фронт строить железную дорогу в Оренбурге. У ветерана восемь правительственных наград, среди которых медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Киев начали бомбить с первого дня войны, 22 июня 1941 года. Семья Фальковских жила в городе Переяславе (после освобождения в 1943 году переименован в Переяслав-Хмельницкий — ББ) Киевской области, бомбы падали и там. Местных жителей сразу мобилизовали и отправили рыть противотанковые рвы.

«Мне было 16 лет, как и все комсомольцы, я, стоя по колени воде, с опухшими‚ как колода, ногами, копала противотанковые рвы на Днепровской косе с верой в победу и в то, что фашисты никогда не смогут форсировать Днепр и захватить Киев. Через Переяслав всё время проходили отступающие войска. В нашем и других домах постоянно останавливались на ночлег командиры, мы готовили им еду, стирали белье», — рассказывает Ида Моисеевна.

Отец Иды Моисей Давидович работал начальником электростанции. Он был непризывного возраста, но ушёл в партизаны. Немцы уничтожили весь отряд в Борщёвском лесу под Киевом в первый месяц войны.

«Вскоре началась массовая эвакуация, горсовет выделил телеги и лошадей, образовалась целая колонна. На телегах ехали старики и дети, а мы практически всю дорогу два месяца шли пешком. Ещё нам надо было править лошадьми, а когда останавливались на ночлег — распрячь лошадей, напоить, выпасти их. Мы двигались с отступающей армией, что влекло за собой частые бомбардировки. Во время бомбёжек мы бросались в разные стороны, прятались в хлебах, которые в этот год были особенно урожайными и нескошенными», — вспоминает Ида Моисеевна.

Вместе сестрой и мамой она шла до Старого Оскола. Там эвакуированным выделили эшелон с открытыми платформами и повезли их на узловую станцию Валуйки. Ночью станцию начали бомбить, заполыхал пожар. На рассвете подали эшелон из товарных вагонов, в которых было сделано что-то похожее на нары. Эвакуированных довольно быстро погрузили и повезли в Узбекистан.

«Мы ничего с собой не взяли в эвакуацию, потому что всё было спешно, под бомбёжками. Но моя мама Сара Иосифовна была белошвейкой, она сказала взять зингеровскую швейную машинку. Мы с сестрой забрали одну головку, механизм, сделали что-то вроде рюкзачка и на плечах несли эту машинку всю дорогу. Нести было тяжело, много раз хотелось бросить её, но мама говорила — нет, дети, надо нести, это будет нам копейка хоть какая-то — сможем что-то пошить, и будет у нас кусок хлеба. Так и было. В эвакуации мы часто ночами кроили, шили узбечкам платья. Машинка до сих пор хранится в Киеве у родственников сестры», — говорит Ида Моисеевна.

Из одежды в семье ничего не было — Ида собирала хлопок в одном платье, пока жена председателя колхоза не подарила ей шаровары. Об узбеках у Иды остались тёплые воспоминания — первые недели эвакуированные жили в кишлаках, приняли их радушно.

«Первый кусок хлеба, первую тарелку супа давали нам, эвакуированным, а потом только своим детям. Нас везде приглашали, даже туда, где узбечкам нельзя было находиться. А нас, приезжих, жалели, мужчины сажали нас за стол, учили плов есть руками, делились всем, что было. Это был подвиг со стороны народа!» — рассказывает Ида Моисеевна.

В эвакуации девушка выучила узбекский язык, но уже в 1942 году её через военкомат послали на трудовой фронт — строить оренбургскую железную дорогу. В семейном архиве до сих пор хранится характеристика начальника Оренбургской железной дороги — Ида добросовестно работала.

«Инструментов не было, мы трудились киркой и лопатой. Жили в теплушке со вшами, в голоде и холоде. Ходили за 10 километров в деревню, чтобы поменять сырую селёдку, которую нам выдавали, на овощи. Пока шли обратно, всё съедали сырым. Вещей тоже был дефицит, обуви не хватало — один валенок был 36 размера, а второй 45-го. Но мы знали, что победим, что другого не может быть», — говорит Ида Моисеевна.

Когда построили железнодорожную ветку, девушку перевели в Оренбург. Иду, как грамотную, взяли в отдел кадров. Она до сих пор очень красиво пишет — каллиграфическим чертёжным шрифтом.

Сестра Иды Доня Моисеевна до войны успела окончить четыре курса медицинского института, в Узбекистане её назначили заведующей детским садиком. Однако довольно скоро её направили в военный госпиталь в Купянске, под Харьковом. Там Доня была хирургом. В 1943 году после освобождения Харькова Ида с матерью перебрались к сестре в Купянск, где и встретили Победу в 1945 году.

«Раненные бойцы выбегали на улицу, стреляли в воздух, ликуя и плача, целуясь и обнимаясь! А ещё в день Великой Победы мне исполнилось 20 лет. Соседка подарила мне одно яйцо, на мельнице, где я работала, дали жмыха (отходы маслобойного производства — ББ), и мы испекли торт из свёклы и жмыха. До сих пор помню вкус этого торта, и мне кажется, в жизни я ничего вкуснее никогда не ела», — вспоминает Ида Моисеевна.

После войны Ида за два месяца подготовилась и экстерном сдала программу за 10 классов, поступила в Харьковский химико-технологический университет, но после первого курса перевелась в институт в Киеве, где жили все родные. В институте судьба свела её с будущим мужем, Савелием Израилевичем Шустером.

«До войны мои родители жили на одной улице, их семьи дружили. Однако Шустеры уехали ещё до начала войны в Запорожье, и вдруг Ида и Савелий нашли друг друга в списках параллельных группы в университете! Через столько лет… так и сложилась семья», — рассказывает дочь Иды Моисеевны — Ирина Савельевна.

Ида с отличием окончила институт, была ведущим инженером-гальваником на заводе холодильников, работала ещё 11 лет после выхода на пенсию.

«Отец был инженером-кожевенником, возглавлял цех на Киевском кожевенном заводе, он был главным инспектором по качеству кожевенной промышленности в министерстве лёгкой промышленности Украины. В 1975 году его прислали поднимать погибающий завод в Рязани, и он поднял его до такого уровня, что итальянцы построили совместный завод, кожу поставляли во всю Европу, у папы много авторских изобретений по выработке кожи», — говорит Ирина Савельевна.

В 1952 году у Иды и Савелия родился сын Михаил, а в 1960 году — дочь Ирина. Михаил Савельевич Фальковский стал заслуженным строителем России, отработал 30 лет на 345 механическом заводе в Балашихе. Он занимал пост первого заместителя генерального директора 345 завода, сейчас — референт директора. Ирина Савельевна посвятила жизнь медицине. В 2011 году семья воссоединилась в Балашихе. Главное для них сейчас — быть рядом друг с другом.

 

Алиса Звягина

Мы в Instagram

Все права на материалы, опубликованные на настоящем сайте, принадлежат МАУ "Информационное агентство "Большая Балашиха".

Любое использование материалов и новостей сайта допускается только по согласованию с редакцией с обязательной гиперссылкой на сайт www.bbnews.ru

ИНФОРМАЦИЯ О РЕГИСТРАЦИИ СМИ

Сетевое средство массовой информации "Большая Балашиха", сайт в сети интернет bbnews.ru. Свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС ‎77-67562 от 31 октября 2016 года. Учредитель - Муниципальное автономное учреждение Городского округа Балашиха "Информационное агентство "Большая Балашиха". Главный редактор - Лукьянцев Михаил Александрович. Адрес редакции: 143900, Московская область, г. Балашиха, ул. Карбышева, д. 5. Телефон редакции: 8(498)660-85-00. Электронная почта редакции: office@bbnews.ru