Дизайн сайта обновляется и находится в режиме тестирования

Усадебные дома промышленников и меценатов Поляковых сохранились в микрорайоне Саввино

Одним из учредителей «Товарищества мануфактур Викулы Морозова и сыновей» в селе Никольском, что в Орехово-Зуево, и Саввинской фабрики в Железнодорожном был почётный гражданин, предприниматель и общественный деятель Иван Кондратьевич Поляков (1838 –1923).

Волею судьбы сын крестьян из Владимирской губернии стал одним из пайщиков текстильных производств и ближайшим другом Морозовых.

По многим историческим данным и краеведческим исследованиям, Иван Кондратьевич Поляков к началу XX века был очень хорошо известен в деловых кругах Москвы: член Совета Волжско- Камского банка, Особого комитета по тарифным делам при Московской бирже, выборный Московского биржевого общества, коммерции советник, товарищ председателя Российского Взаимного страхового союза, член Совета Московского отделения торговли и мануфактур и одного из комитетов Московской конторы Госбанка, а также попечитель Торговой школы купеческих приказчиков.

В мемуарах московского промышленника Николая Варенцова Иван Поляков был описан так: «…высокого роста, довольно плотный, совершенно плешивый, с ясными лучистыми глазами, невольно притягивающий к себе людей, заставляя ему подчиняться. Имел твёрдый, настойчивый характер и имел способность быстро ориентироваться во всех трудных вопросах».

Начиналась же его карьера далеко не так радужно и быстро. Например, по одним сведениям Иван Поляков первоначально был сторожем при доме Морозовых во Введенском переулке в Москве, по другим данным он тоже вначале выполнял обязанности сторожа, но на фабрике в Никольском. Эту версию рассказал мне потомок семьи Поляковых Вадим Шульц. По его словам, начало знакомства старшего Полякова с семьёй Морозовых произошло после того, как Иван Кондратьевич вместе со своей будущей женой Неонилой Карповной пешком отправились из Владимирской губернии в Москву. Тогда до первопрестольной они так и не дошли, а оказались на фабрике Морозовых в Орехово-Зуево, где в то время были нужны рабочие руки. Так Иван Кондратьевич стал сторожем у ворот мануфактуры, а его жена Неонила Карповна «в дни простоя фабрики мыла там полы и окна. Они были молодые, только что поженившиеся».

Фактически с 1856 года старшего Полякова с семьёй Морозовых – Елисеем Саввичем и его сыном Викулой – связывала тесная дружба, которая позже переросла в серьёзные деловые отношения.

Однажды Викуле Морозову доложили, что молодой сторож Поляков очень хорошо читает Священное писание на церковнославянском языке. Его пригласили к хозяину и попросили показать свои знания языка и чтения. Всё очень понравилось, и управляющему фабрики велели поместить Ивана Полякова «на какую-то небольшую работу» в корпусе предприятия. Некоторое время он помогал в моленном доме, позже был назначен приказчиком.

Поскольку Иван Поляков обладал уникальными способностями, его карьера стала развиваться довольно-таки стремительно. Вскоре он был поставлен на место управляющего, где в короткое время сумел показать себя, а «сравнительно неважное дело превратил в одно из передовых».

В архивах потомков семьи мне удалось увидеть копию доверенности на имя Ивана Кондратьевича, датированную 1864 годом и подписанную Елисеем Саввичем Морозовым. В ней говорится, что Полякову доверялось проводить торговлю принадлежащими Морозовым товарами в Москве и во всех существующих в России ярмарках, «получать документы и деловые бумаги, судебные решения выслушивать и изъявлять удовольствие и неудовольствие. В чём Вам верю, и что Вы посему законно учините, спорить и прекословить не буду…».

После постройки фабрики в Саввино Иван Поляков стал одним из директоров правления и основных пайщиков мануфактуры. У него одного было 200 паёв, а у четырёх сыновей Викулы Морозова — 642, также по 10 паёв имели сыновья Полякова – Григорий и Елисей.

Старший Поляков пользовался уважением среди своих конкурентов-промышленников и многочисленных покупателей продукции мануфактуры. Все имели к нему особое доверие, а при затруднении в делах «спешили к нему за советом, зная, что он мудро и полезно даст им его». Слово купеческое Поляков никогда не нарушал. Поскольку они с супругой были крестьянского происхождения, в жизни имели самое необходимое, никакой роскоши у них не было.

Иван Поляков не разбазаривал полученный капитал, а пускал его исключительно на дело. Для рабочих рядом с фабрикой был построен настоящий фабричный городок с жилыми казармами с освещением, отоплением и водоснабжением, школа, богадельня, несколько корпусов больницы, имевшей отделение при селе Бисерове, которое функционировало в летний период. Всё оплачивала фабрика.

Несмотря на то, что в начале ХХ века управляющим на Саввинской мануфактуре был уже сын Елисей, Иван Поляков оставался в деле фабрики и в совете директоров вплоть до передачи её Советскому государству. Когда в 1917 году произошла революция, к Ивану Полякову пришли и потребовали передать ключи от фабрики и печать. Он всё передал молча, но позже перенёс инсульт и до 1923 года провёл в параличе, после чего скончался. Фабрика была его детищем, в неё и в социальную инфраструктуру посёлка он вложил свои силы и средства.

В Саввино было три усадебных дома Поляковых. Дом Елисея Ивановича не сохранился, он сгорел в 1942 году, а вот два усадебных дома — самого Ивана Кондратьевича и сына Григория ещё стоят. Один из них находится в частных руках, там сегодня — фирма ритуальных услуг, а в другом живут люди. Он ветшает прямо на глазах.

Жители Железнодорожного мечтают сохранить эти уникальные по своей архитектуре исторические здания. Например, сделать там хороший краеведческий музей.

 

Валентина Чубенко

Мы в Instagram