Стюардесса из Балашихи покорила пик Ленина

Стюардесса из Балашихи Мария Каюмова влюблена в горы. На счету альпинистки — подъёмы на Арарат, Килиманджаро, Эльбрус и другие вершины. Недавно она поднялась на свой первый семитысячник — пик Ленина в горной системе Памира. О правилах поведения в горах, акклиматизации и особенностях маршрута Мария рассказала в интервью «Большой Балашихе».

— Группа Шатаевой, трагедия на «сковородке»… Вас не посещали плохие мысли при подъёме на пик Ленина?

— Конечно, я читала про группу Эльвиры Шатаевой и события на «сковородке» в 1990-м. Это страшные трагедии в альпинизме, но это история этой горы и её надо знать. В базовом лагере мы посетили мемориалы погибшим. Первый — это женская команда, второй — это 43 человека, которых накрыло лавиной на «сковородке». Слёзы накатывали на глаза при рассказе гида о тех событиях. При этом за несколько дней до начала нашей экспедиции на спуске погибли двое альпинистов — они сорвали лавину. А когда мы находились во втором лагере на высоте 5 300 метров, то там от отёка мозга умер корейский альпинист. Конечно, это всё очень страшно и надо быть предельно внимательным. Но при восхождении плохие мысли не посещали, потому что сильно концентрируешься на маршруте. В свободное время в лагерях мы эти темы не затрагивали, старались проводить его на позитиве.

— Сколько времени заняла подготовка к Памиру? В чём она заключалась?

— Готовиться я начала практически сразу после февральской поездки на Аконкагуа. В марте отдохнула от тренировок, а потом продолжила активно заниматься. Акцент сделала на кардионагрузки и развитие выносливости. Это бег и сайкл-тренировки (групповые занятия на велотренажёре с различной интенсивностью — ББ), которые я открыла для себя в этом году. Никаких специальных диет и психологов у меня не было.

— Как происходил подъём на пик Ленина? Нужно ли время на акклиматизацию?

— Стандартная программа восхождения на пик Ленина — 21 день. Это акклиматизационные выходы на разные высоты, спуск вниз в базовый лагерь на 3 600 метров на отдых и затем уже штурм вершины. У нас была укороченная программа, но, как показала практика, весьма успешная. Две ночи мы провели на высоте 3 600 в базовом лагере. Далее переход в лагерь №1 на 4 400 метров, где мы также находились две ночи, и акклиматизационный выход на 5 100 метров. Далее был тяжёлый переход в лагерь №2 на 5 300 через знаменитую «сковородку». Две ночевки там, подъём на 6 100 метров и спуск в лагерь №1. Потом в ожидании хорошей погоды мы спустились в базовый лагерь. Дело в том, что чем ниже спускаешься, тем больше возможностей у организма восстановиться. Дальше уже по знакомому маршруту мы пошли наверх на штурм вершины. Это был очень длинный и тяжелый день! Неоднократно хотелось остановиться и начать спуск вниз, но благодаря гиду и своему характеру я не сдалась.

— Как ведёт себя организм на высоте?

— На высоте снижается уровень кислорода, повышается пульс, пропадает аппетит, человек может плохо спать. Но акклиматизация у всех по-разному проходит, у меня, например, первые две ночи на 5 300 были лучшими: спала как убитая, да и ела нормально. Пить хотелось всегда, особенно когда идёшь под палящим солнцем.

— Что в ваших рюкзаках и сколько они весят? Есть ли правило, как у военных: «Война войной, а обед по расписанию»?

— В рюкзаках — тёплые вещи, альпинистское снаряжение, коврик, термос, перекусы. Часть вещей мне помогали нести гид или портеры (носильщики — ББ). По весу где-то выходит 10-15 килограммов. В базовых лагерях приём пищи проходит по расписанию. Но когда ты идёшь на маршруте, то не всегда есть время остановиться. Например, когда находишься у опасного места, где могут сходить лавины или рядом с трещиной на леднике. Когда мы можем сделать безопасную остановку на маршруте, решал гид.

— Вы получили свидетельство о восхождении после подъёма?

— Принимающая фирма ведёт списки восходителей и официально их публикует каждый год. Я получила сертификат и кулон. Свой кулон я бы ни за что не отдала, но не он был главной целью. Это восхождение далось мне ценой невероятной усталости, стёртых ног и сожжённых губ, очередной перезагрузки в голове. Но я бы ничего не меняла, я счастлива.

— В этом году вы были в горах Аргентины и Киргизии. Снаряжение альпиниста, перелёт, оплата гида — всё это недешёвое удовольствие. Многие бы вложили эти деньги в недвижимость или купили бы себе хороший автомобиль…

— Есть такие слова у Марка Твена: «Только о двух вещах мы будем жалеть на смертном одре — что мало любили и мало путешествовали». И очень хорошо сказали Стругацкие: «А какой смысл покупать машину, чтобы разъезжать по асфальту? Там, где асфальт, ничего интересного, а где интересно, там нет асфальта». Конечно, мне бы хотелось и собственное жильё, и машину. Но всему своё время.

— Сколько занимали спуски и подъёмы?

— От базового лагеря до лагеря №1 мы шли пять часов. До второго лагеря — примерно десять часов. До самой вершины от третьего лагеря — с высоты 6 100 до 7 134 метров — поднимались двенадцать часов, спустились быстрее — за четыре. Выходы были ночью. Это время подходит для прохождения лавиноопасных участков, пока нет солнца, которое топит снежные массы и лёд. Спускаться с вершины следует, когда ещё светло и не испортилась погода.

— Приходилось в горах встречать животных?

— Только сусликов на высотах 3 600 и 3 900 на пике Ленина, да горных козлов в Альпах.

— Расскажите о правилах восхождения на гору.

— Всё зависит от рельефа и крутизны склона. По горным склонам крутизной 30 градусов и более передвигаться прямо вверх трудно и неудобно. Поэтому идём зигзагом, если есть такая возможность. Что касается пика Ленина, то там есть несколько крутых склонов, где тропа идёт в «лоб». То есть там можно идти только прямо. Из лагеря №1 в лагерь №2 маршрут проходит по изрезанному трещинами леднику и снежному плато — «сковородке». Через большие трещины поставлены лестницы. Весь этот маршрут необходимо идти в связке. А подъём на вершину проходит через крутой снежно-ледовый взлёт — «нож» — крутизной примерно 45 градусов. Вот там мы поднимались на жумаре (приспособление для подъёма на верёвке — ББ). Нас было семь человек — четыре клиента и три гида. Один гид шёл впереди, другой в середине, третий замыкал группу. Всё было под контролем.

— Есть ли у вас капитан, который выбирает маршрут? И есть ли у вас какие-то позывные?

— Самый лучший гид, которому я это говорила и готова повторять всем, это Владимир Котляр! Человек делает всё, чтобы тебе было максимально комфортно и безопасно. Я не ошиблась, когда на Аконкагуа приняла решение, что на пик Ленина пойду именно с ним. А позывной у нас был «Семь вершин» — от названия клуба, с которым мы ходили.

— Есть мысли подняться ещё выше?

— Каждый раз, когда тяжело, говорю себе — всё, хватит. Но нельзя вот так взять и перестать ходить в горы. Горы — это любовь!

 

Из дневника Марии Каюмовой:

«…на вершину мы поднялись вместе… Вообще не было эмоций, никакого осознания, что это мой первый семитысячник. Кто там пишет, что это «лайтовая» гора? Вы серьёзно?! Гора, где недавно лавиной накрыло ребят, где практически на глазах, рядом, от отёка мозга умер кореец, где огромные трещины, адская «сковородка» и процент восхождения на вершину — не более 30. Это пик Ленина, давайте называть всё своими именами!»

 

Денис Давыдов

 

Мы в Instagram