Сражавшийся в битве за Москву военный лётчик Николай Мусатов более 50 лет жил в Балашихе

С 1964 по 2018 год жил в Балашихе Николай Сергеевич Мусатов. Участник Великой Отечественной войны, гвардии капитан в отставке Николай Мусатов прошёл огненными дорогами войны от первого до последнего дня. Воевал в войсках Северо-Западного, Западного, 1 и 2 Белорусских фронтов, был участником битвы под Москвой, освобождения Белоруссии, Польши, штурма Берлина. Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За победу над Германией», «За трудовое отличие». В числе его наград —18 других медалей и несколько благодарностей от Верховного главнокомандующего Иосифа Сталина.

Родом из Петрограда

Николай Мусатов родился в Петрограде 25 ноября 1915 года. Отец Николая был специалистом по строительству и оборудованию тепловых электростанций, поэтому в период первых пятилеток и комсомольских строек семья колесила по просторам большой страны. Вместе с ними вначале ездил и старший сын Николай. Всего в семье Мусатовых было четверо детей.

В 1935 году семья переехала в подмосковный город Орехово-Зуево. Как-то на одном из стадионов во время проведения спартакиады Николая попросили пробежать дистанцию. Он бежал босиком, но соревнования выиграл. Юношу пригласили заняться спортом. Позже он выполнил норматив мастера спорта по лёгкой атлетике, окончил Московский областной техникум физической культуры имени Антипова в Малаховке, где познакомился со своей будущей женой Евгенией Ремизовой.

Молодой лётчик

Во время учёбы в техникуме Николай Мусатов занимался в Орехово-Зуевском аэроклубе. По распределению работает инструктором по физкультуре в Павлово-Посадском районе. Но уже в ноябре 1937 года по комсомольской путёвке его направляют в Качинское лётное училище, после окончания которого он попадает в 50 корпусную авиационную эскадрилью, которая дислоцировалась в городе Луга Ленинградской области. Там Николай проходит срочную службу. При этом спорт он тоже не бросил, ещё приобщился к музыке и пению, его даже приглашали в окружной военный ансамбль песни и пляски имени Сергея Кирова. О такой службе мечтали многие, но Николай Мусатов от предложения отказался — не захотел расставаться с любимой авиацией.

Боевое крещение молодой лётчик получил во время советско-финской войны. Тогда он летал на многоцелевом одномоторном самолёте Р-5, созданном советским конструктором Николаем Поликарповым. Участвовал в корректировке огня и бомбардировке укреплений линии Маннергейма — комплекса оборонительных сооружений между Финским заливом и Ладогой.

Служба и начало войны

В 1940 году Мусатов служит на западной границе в 74 штурмовом авиаполку, который в апреле 1941 года перебазировали на летний полевой аэродром в местечке Малые Зводы Брестской области в восьми километрах от Западного Буга и в 12-15 километрах от границы СССР. Здесь Николай Мусатов встретил начало Великой Отечественной войны. Когда была объявлена всеобщая мобилизация, он сразу пришёл в фронтовой фильтрационный пункт, где новобранцев подбирали по их первичным навыкам и специальностям. Конечно, молодой опытный лётчик так и остался в родном полку.

В первый же день войны аэродром в Малых Зводах атаковали около 30 фашистских самолётов, практически вся материальная часть полка тогда была уничтожена. Однако, судя по военным документам самого полка, с 22 по 28 июня лётчиками было произведено 15 боевых вылетов, в том числе по защите Брестской крепости. В эти дни полк потерял и много самолётов. Часть машин 74 полка все-таки добралась до аэропорта в Бобруйске. Затем были бои за Гродно, Витебск, Гомель.

В июле 1941 года  Николай Мусатов вместе с группой лётчиков осваивает в Воронеже новую технику — штурмовики Ил-2. Потом его перебрасывают на украинский полевой аэродром в район Хибаловки. Николай участвует в  штурмовых атаках танковых и механизированных колонн противника, защищая Киев, Одессу, Харьков и Житомир.

Позади Москва

В конце ноября 1941 года остатки техники и самолётов полка перебазируют в Тверскую область на аэродром Градобить. В это время ожесточённые бои шли  в 30-35 километрах от Москвы — в районе Апрелевки, Крюково, Клина, Дмитрова и Яхромы, где участвует и Николай Мусатов.

В небе здесь сражались 74, 288 и 784 штурмовые авиаполки. Потери с обеих сторон были колоссальными. Разгром немцев под Москвой и начало контрнаступления советских войск 5 декабря стало началом коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны.

На каждый наш штурмовик в боях приходилось по три-пять немецких самолётов. Одни Ил-2, расстреляв свои боеприпасы, шли на таран, другие под шквальным огнём фашистов, с мастерство сажали свою машину, сохранив её для будущих боёв.

«Наши штурмовики вылетали на боевое задание без сопровождения истребителей, в бою с «мессерами» и «фоккерами» они были бессильны. Мы разворачивали свои самолёты в лобовую. Фашисты не принимали такого боя, они… заходили сзади и в упор расстреливали», — позже написал в одном из своих рассказов Николай Мусатов.

Ветеран вспоминал, что только в 1943 году за спиной нашего лётчика в штурмовиках Ил-2 появилась кабина воздушного стрелка с крупнокалиберным пулемётом и телефонной связью с командиром экипажа. Это усовершенствование резко сократило потери наших самолётов.

Чтобы с малой высоты наверняка уничтожить, например, немецкую артиллерию, Мусатову не раз приходилось проявлять смекалку. Однажды под Дмитровым он с большой высоты спикировал до 20 метров, сбросил на фашистов смертельный груз и ушёл от преследования.

Крестцы

После битвы под Москвой полк перебазировался в Новгородскую область и вошёл в подчинение 243 штурмовой авиационной дивизии 6 Воздушной армии. В июне 1942 года аэродром в Крестцах стал одним из крупных узлов на Северо-Западном фронте, здесь уже находились несколько штабов авиационных полков и двух авиадивизий — истребительной и штурмовой. Отсюда шло управление несколькими прифронтовыми аэродромами.

Фронт проходил по линии озеро Ильмень — посёлок Лычково — озеро Селигер. Небольшой городок Крестцы стал прифронтовым. И хотя со всех сторон он был окружён немецкими войсками и враг бомбил аэродром практически ежедневно, вплоть до 1944 года с крестецкого аэродрома советские самолёты совершали боевые вылеты на Новгород, Старую Руссу, в район Парфино, где шли ожесточённые бои.

В 1943 году приказом Наркома обороны СССР за проявленную отвагу, стойкость, дисциплину и организованность, за героизм личного состава в боях с немецко-фашистскими захватчиками 243 штурмовая авиационная дивизия была преобразована во 2 Гвардейскую, а 74 полк — в 70 Гвардейский Краснознамённый ордена Суворова третьей степени Белорусский штурмовой авиационный полк.

Ранение

В 1943 году под Новгородом в районе озера Ильмень самолёт Мусатова был подбит. Лётчику удалось посадить машину в лесу, однако при посадке на кабину машины упало дерево. И хотя лётчик и стрелок выжили, в госпитале у Николая обнаружили серьёзные повреждения позвоночника. Врачи запретили ему летать. Для опытного лётчика эти слова прозвучали как приговор. Он готов был стать механиком, оружейником — кем угодно, только бы остаться в родном  полку. Ему предложили должность внештатного корреспондента дивизионной газеты «За Родину».

На фронте Николай Мусатов писал статьи и очерки об отличившихся в боях однополчанах, выпускал боевые листки и молнии, участвовал в выступлениях художественной самодеятельности. Песни в годы войны играли особую роль. Их складывали обо всем, что происходило на фронте и в тылу, что согревало души, призывало к подвигу и поддерживало в трудные минуты. Однополчане даже прозвали Мусатова «запевалой» — он обладал незаурядным голосом лирического тенора, исполнял даже арии из опер, а в часы отдыха  читал свои любительские стихи.

«В суровые сдержанные строки о войне, о друзьях, товарищах у Николая Мусатова вложено столько невысказанного, непередаваемого горя, сострадания и печали, что всякое лишнее слово было бы просто неуместно», — написал в своих воспоминаниях подполковник в отставке, лётчик Геннадий Конобеев.

В небе над Берлином

И всё же Николай Мусатов совершил ещё один боевой вылет — в небе над Берлином. Когда шёл бой за фашистскую столицу и наши войска шаг за шагом подбирались к Рейхстагу, лётчик упросил командира полка гвардии полковника Кузьмина взять его в свой самолёт бортовым стрелком. Штурмовой удар лётчики нанесли 2 мая 1945 года. Победу лётчик и военный корреспондент Мусатов отмечал на Бранденбургской земле в германском городе Финстервальде ещё 7 мая 1945 года, когда по радио уже  стали говорить о предстоящем подписании акта о безоговорочной капитуляции всех немецких войск на всех фронтах.

Мирное время

В 1946 году Николай Мусатов уволился из вооружённых сил по возрасту, вернулся в посёлок Классон — ныне это город Электрогорск. Несмотря на полученную после войны инвалидность, какое-то время работал тренером по лёгкой атлетике, заведовал социально-культурно-бытовым отделом Московской областной организации профсоюза рабочих тяжёлого машиностроения. Долгое время был председателем Московского совета ветеранов 3 гвардейской ордена Суворова 2 степени штурмовой авиадивизии. В 1964 году семья ветерана переехала в Балашиху. Годом позже он стал одним из организаторов ежегодной встречи ветеранов в Крестцах.

Выйдя на пенсию, Николай Мусатов стал собирать и систематизировать записки и воспоминания своих однополчан, сам вновь взялся за перо. Рассказы о боевом пути 243 штурмовой авиационной дивизии, о мужестве и отваге лётчиков и воздушных стрелков легли в основу серии рассказов и книг, написанных гвардии капитаном Мусатовым: «Боевая слава не померкнет», «Штурмовики в небе войны», «Нас называли горбатыми», «Сборник воспоминаний», «Крылья шестой воздушной», «Сказанье о 3-й штурмовой» и других. Всего ветеран выпустил более двадцати книг о войне.

В Балашихе Николай Мусатов как член клуба «Землянка» микрорайона  Южный вёл активную патриотическую работу среди молодёжи.

«Он был одним из самых активных ветеранов нашего города — участвовал в митингах, героико-патриотических и других значимых акциях, посвящённых памятным датам и историческим событиям. В школе №22, например, он был постоянным участником встреч со школьниками в рамках акции «Мужество дедов — внукам в наследство». На территории школы есть яблоневый сад Победы, одно из деревьев в память о себе посадил Николай Сергеевич Мусатов — удивительный человек с  интересной судьбой. Он очень любил своих сыновей и внуков», — рассказала ветеран педагогического труда, председатель совета ветеранов работников образования Балашихи Валентина Миронова.

Память

О некоторых эпизодах из жизни своего деда мне рассказал внук ветерана — Денис Мусатов. Он вырос на рассказах деда о войне и теперь уже его сын Тимур, правнук старшего Мусатова, пятиклассник школы №22 пишет сочинение о военных годах жизни своего боевого прадеда.

В комнате Николая Сергеевича хранятся его книги, альбомы со старыми выцветшими и пожелтевшими чёрно-белыми снимками, с заломами и оборванными краями. Многие из них участник войны брал с собой в бой. Они дороги как память всей семье. На них сам Николай Сергеевич, его родители, друзья по лётным курсам, боевые товарищи…

«Это настоящий музей жизни деда, который всегда учил нас добру и вниманию к ветеранам. Он и сам жил с достоинством, относясь к прошлому страны с уважением и пониманием. Они знали цену жизни и миру, писали историю своими подвигами и делами. И прошлые годы, какими бы трудными они ни были, всегда считали замечательными и гордились тем, что успели сделать для нас», — сказал внук ветерана Денис Мусатов.

Николай Сергеевич Мусатов не дожил до своего 103-летия всего месяц. Ветеран ушёл из жизни 29 октября 2018 года.

 

Валентина Чубенко

Мы в Instagram