Российский император Пётр II провёл в Горенках значительную часть жизни

В обширном имении князя А.Г.Долгорукого в Горенках провел изрядную часть своей короткой жизни российский Император Петр II (1715—1730). В XVIII столетии он был единственным легитимным русским царем после Петра I.

Петр II  был сыном царевича Алексея Петровича и его жены Натальи Алексеевны Русское имя было псевдонимом немки Шарлотты Софии, принцессы Брауншвейг-Вольфенбюттельской.

Жизнь Петра как-то сразу не задалась. Мать умерла через десять дней после его рождения, а в 1718 он потерял и отца, казненного дедом – Петром I. Пётр I в свою очередь не любил внука и пренебрегал его воспитанием.

Первыми его «наставницами» были две малограмотные вечно пьяные «мамки» из Немецкой слободы, которые постоянно давали ему вина, чтоб он засыпал и не мешал им.

Но когда после смерти Алексея державный дед приехал проверить успехи внука, то впал в ярость – мальчик не умел правильно объясняться на родном языке, зато хорошо знал татарские ругательства. Пётр Алексеевич не получил, по сути, никакого образования. Он рос своевольным, своенравным и склонным к лени подростком.

Начиная с 1719 года различные политические силы как в России, так и за ее пределами стали рассматривать кроху в качестве возможного претендента на Российский престол.

Во время болезни Петра I к его внуку Петруше зачастил юный вельможа князь Иван Долгоруков, надолго увозивший его к себе в Лефортово, где собиралась столичная молодёжь. Это знакомство стало роковым.

За решающее влияние на характер Петра II шла нешуточная борьба. Меншиков, сестра императора великая княжна Наталья Алексеевна, царица-бабка, а впоследствии вице-канцлер А.И.Остерман в той или иной степени пытались привить Петру образованность, рассудительность, солидность в поведении, чувство долга перед подданными.

Долгорукие же самозабвенно прививали отроку не добродетели, а пороки.

После смерти Петра I в 1725 году трон заняла его вторая жена, Екатерина I, которая по настоянию князя Меншикова обеспечивала престолонаследие за Петром Алексеевичем. Она приблизила к себе Петра и в течение всего своего царствования оказывала ему знаки внимания. Незадолго до кончины императрица по настоянию Меншикова записала в завещании, что царевич должен жениться на его дочери Марии.

После смерти Екатерины в 1727 году Петр становится императором. Меншиков получает звание генералиссимуса.

Вскоре юный император под диктовку Меншикова издает два высочайших манифеста. Согласно первому, с крепостных крестьян списывались все давние долги, а отправленным за неуплату подушной подати на каторжные работы дарилась свобода. По второму манифесту, чтобы задобрить своих противников, Меншиков прописал вручение фельдмаршальских жезлов князьям Долгорукову и Трубецкому. Но это «светлейшему» не помогло.

После помолвки дочери Меншиков заболел: обнаружились признаки туберкулёза, и за время его отсутствия отношение юного монарха к Александру Даниловичу резко изменилось.  И тому имелась веская причина: были извлечены на свет секретные протоколы допросов отца Петра II, царевича Алексея Петровича, приговорённого к смертной казни и подписанные членами Тайного суда Меншиковым, Толстым и Ягужинским.

8 (19) сентября 1727 г. Пётр II объявил о начале своего самостоятельного правления и о разрыве помолвки с Марией Меншиковой. Сам бывший «Алексашка» был лишен всех чинов и сослан в Сибирь, в Березов, где и умер 12 ноября 1729 года.

Теперь Пётр Алексеевич попал исключительно под влияние князей А. Г. и И. А. Долгоруких, отца и сына, которые руководили всеми дворцовыми и отчасти государственными делами. А точнее, создавали иллюзию руководства.

Иван Долгорукий был возведен в высший придворный чин обер-камергера, пожалован орденом Андрея Первозванного и чином капитана, а затем майора Преображенского полка.

Царю внушалась мысль, «что знатные вельможи не нуждаются ни в образовании, ни в надзоре, ни в людях, которые бы могли его останавливать, но видно, что он предается страстям».

Прусский посол Мардефельд доносил: Иван Долгорукий как бы «обворожил молодого императора. И так как он способствовал всем его страстям и неразлучен с ним, то лишь один Господь Бог может уразумить молодого государя».

«Уроки дебошира, развратника и забулдыги пали на благодатную почву. Царь их быстро усвоил и следовал примеру наставника, — писал литератор Н.И.Павленко. — Под влиянием фаворита царь уже с двенадцатилетнего возраста приобщился к любовным утехам с женщинами».

Испанский посол де Лириа записал в январе 1728 года: «Царь не терпит ни моря, ни кораблей и страстно любит псовую охоту».

И то правда! Прежде непобедимый русский флот, на содержание которого теперь не выделялось денег, гнил на берегах Невы. Орудия с кораблей были сняты, экипажей на них не было видно.

Царь перебрался в Москву на радость Англии, которая не желала, чтобы Россия сделалась морской державой, и иным вельможам, имеющим имения в центральной России и лелеявшим надежду перенести столицу обратно – из болотистого Питера в уютную Москву.

Долгоруковы были людьми бесшабашными и беспринципными. Своим единственным долгом они считали предоставлять юному царю все возможные удовольствия: пирушки, карты, девиц легкого поведения.

К охоте же Петр II пристрастился, можно сказать, до безумия. Ради неё он даже не поехал хоронить родную тетку Анну.

Члены верховного тайного совета и генералитет должны были волей неволей сопровождать царя в его охотничьих подвигах. Поезд царский поэтому был огромен и состоял из более чем пятисот экипажей. При каждом из вельмож, отправлявшихся за царем на охоту, ехала собственная кухня и прислуга.

Даже купцы, думая зашибить копейку, с товарами, и особенно съестными, ехали вслед, за двором — на охотничьих стоянках все продавалось втридорога.

Царская псарня в одно время состояла из 200 гончих и 420 борзых. Затравлено было 4.000 зайцев, 50 лисиц, 5 волков, 3 медведя и огромное количество всякой дичины…

Долгорукие всячески поддерживали это безумие.

30 ноября (11 декабря по н.ст.)  1729 года им без особых усилий удалось заставить царя обручиться с княжной Екатериной Долгорукой. Географически вся интрига плелась по большей части на территории будущей Балашихи – в усадьбе А.Г.Долгорукого Горенки. В это время Пётр оставил государственные дела на Остермана.

6 (17) января 1730 в день назначенной свадьбы у императора обнаружились признаки чёрной оспы и в ночь на 19 (30) января 1730 г. в Лефортовском дворце Пётр скончался.

Он похоронен в Архангельском Соборе Москвы.

Святослав Коновалов

 

Мы в Instagram