IMG_20170411_150806
Над нашей Россией надёжнейший щит
11.04.2017 15:13

Никогда бы себе не представила, что смогу прикоснуться к военным тайнам. Но тем не менее такая возможность появилась. После того как закрытый военный городок в Заре стал просто городским микрорайоном, музей в самом его центре открыт для посетителей. А экспонаты там поистине впечатляющие. Мало где ещё увидишь снаряды, поражавшие немецкие «мессеры» во время битвы под Москвой. И уж точно больше нигде нет макета уникальной и самой современной станции системы противовоздушной обороны, благодаря которой сегодня небо над нашей страной полностью закрыто для врага. Но обо всём по порядку…

Дело в том, что ежегодно во второе воскресенье апреля отмечается День войск противовоздушной обороны, кроме того, в этом году 30 марта исполняется 50 лет войскам Ракетно-космической обороны, являющимся частью ПВО страны.

В этой связи в музее ПВО в Заре была организована встреча с ветеранами, людьми, чьими силами небо над нашей головой всегда оставалось и остаётся чистым и безоблачным. А уж расспросить таких людей всегда есть о чём! И если честно, то услышать хочется не о тяжёлых кровавых сражениях, а об обычной жизни, которая, как ни крути, была и в военное время. А самое главное, хочется понять, где эти далеко не титаны и исполины брали силы, чтобы не только управлять самолётами и поднимать тяжёлые артиллеристские снаряды, а оставаться людьми после пережитого ужаса, причём людьми, не утратившими способность улыбаться.

Николай Петрович Пудов, полковник в отставке, артиллерист, кавалер 10 орденов, в том числе — Красного знамени и Суворова III степени.

Николай Петрович прошёл всю Великую Отечественную войну от Крыма до Берлина, Победу встретил вблизи реки Вислы командиром батареи.

К концу войны я командовал 4-мя орудиями, в моём подчинении было 80 человек. Самое страшное на войне — это сам страх, — говорит фронтовик, — я не признаю страха, он сеет панику, я признаю опасность.

Все события военного времени он помнит до мельчайших подробностей, в том числе и курьёзные случаи.

Это произошло во время нашего наступления от реки Вислы до реки Одер. Мои подчинённые привели ко мне пленного немецкого капитана. Оказалось, что он накануне был в отпуске, принёс с собой шнапс, решил навестить кого-то из приятелей, да заплутал в траншеях. В итоге вылез и уснул рядом с нашим 145-миллиметровым орудием. Как же он был удивлён, когда проснулся рядом с нашими ребятами! Ну они его, конечно, взяли в плен, — делится воспоминаниями Николай Петрович.

А однажды его подчинённые взяли в плен сразу целых 25 фашистов!

Дело было в Польше у реки Варта, петляющая такая речка, снег небольшой лежит, а на нём следы… Мы тогда наступали: я со своей более лёгкой пушкой пошёл вперёд, а мой заместитель Иван Фисенко с тяжёлой гаубицей, которая по трассе-то развивала максимальную скорость около 8 км в час, шёл позади. Подбегает к нему поляк, кричит: «Пан, офицер, немцы в деревне!» Ну, Иван подумал, что, мол, сейчас пару выстрелов сделает и всё, нет ни немцев, ни деревни. Но поляк предупредил, что стрелять нельзя, так как в деревне дети… Взял Фисенко в плен фашистов. Я в то время уже в деревне обосновался, расставил посты, солдат своих расквартировал. Смотрю, ночью немцы идут! Большой такой отряд! Думаю, ну всё, весь мой караул при входе в деревню сняли! А оказалось, что это Фисенко ведёт 25 пленных немцев! Ну, куда их девать? Обезоружили их, в одном из домов заперли. А на утро нам дальше путь держать надо, а пленные обуза! Так вот, написал я записку, мол, это пленные немцы идут в пункт сбора пленных, расписался, отдал их командиру, так и отправил фашистов, — рассказывает фронтовик.

И добавляет, что в то время немцы боялись в плен сдаваться по одному, хоть и был приказ никого не расстреливать, а всё же — что с него с одного взять… В общем, кучковались фашисты, да так большими группами по 40-50 человек в пункты сбора пленных и приходили.

Думаю, и с моими пленными так случилось, скорее всего, на пункт пришло их в два раза больше, — вспоминает Николай Петрович.

***

Сегодня знаменитые «катюши» уже не стреляют, а основной составляющей противовоздушной обороны стали ракетно-космические войска. Одно осталось неизменным – мужество и смекалка защитников неба.

Алексей Иванович Дедов, председатель ветеранской организации в микрорайоне Заря. Алексей Иванович 17 лет отработал в Центральном аппарате Управления Ракетно-космическими войсками, совсем недавно он подарил музею ПВО макет уникальной станции системы предупреждения ракетного нападения «Воронеж».

Преимущество этой станции заключается в том, что она легче комплексов, состоявших на вооружении РКО раньше. «Воронеж» практически полностью собирается на заводе и доставляется на объект уже практически готовым, минимальное время затрачивается на его сборку. Кроме того, у этой станции цифровая система обработки информации, причём считается, что чем ближе к антенне идёт эта обработка, тем качественнее сигнал. Более того, при необходимости «Воронеж» можно дополнить новыми модулями, — делится профессиональными секретами Алексей Иванович.

По его словам, благодаря новой станции над нашей страной не осталось «дыр», куда мог бы проникнуть противник.

Алексей Иванович окончил Военно-инженерную академию в Харькове, за годы службы было разное, не обходилось и без очень сложных, даже трагических ситуаций.

Были у нас два неуправляемых спутника — 954 и 1204 — а на борту у них находились небольшие ядерные установки, питающие двигатель, но этих зарядов вполне хватило бы для мощного взрыва с тяжёлыми последствиями, — вспоминает ветеран, — и вот эти спутники с этими зарядами начали падать с орбиты на Землю. Мы тогда очень волновались, ведь они неуправляемые, связи с ними не было! Но, к счастью, один — 954 — упал в районе Канады, а второй — 1204- в Тихий океан. 

***

Меняется время. Усложняются задачи, а у молодёжи вновь появляется интерес к вооружённым силам и службе в армии. Так считает Эдуард Петрович Гончаров, полковник в отставке, член-корреспондент Академии исторических наук РФ. Он занимался патриотическим воспитанием курсантов Ленинградского высшего военно-политическое училище ПВО имени Ю. В. Андропова, готовил будущих политработников для воздушной обороны, поэтому как никто знает о процессе воспитания молодого поколения.

Конечно, за последние 30 лет отношение молодёжи к армии менялось, было время, когда охотно шли служить, была и стагнация. Но сегодня мы видим позитивные процессы. Солдаты, молодые военнослужащие, стали более любознательными, они заинтересованы в том, что им рассказываешь. Меня постоянно зовут выступать перед солдатами, если раньше я видел равнодушные и даже безучастные лица, то вот совсем недавно, во время выступления, меня удивил интерес молодых военнослужащих к теме доклада, к тому, что они услышали. Просто открытые рты, горящие глаза и море внимания. Ну, по крайней мере, именно так я увидел. Ребята стали больше проявлять интерес к армии, — говорит Эдуард Петрович.

Он отмечает и подчёркивает особые задачи, которые всегда стояли и продолжают ставится перед войсками ПВО.

Если вчитаться в Указ Верховного президиума Совета СССР, там написано, что дата войск ПВО устанавливается в ознаменование больших заслуг войск противовоздушной обороны в годы Великой Отечественной войны и выполнения особо важных задач в мирное время. Вот эти особо важные задачи не только сохраняются, но и усложняются, — считает Эдуард Петрович.

 

Текст: Екатерина КОРНЕЕНКОВА

Поделиться:

Комментарии закрыты.