Дизайн сайта обновляется и находится в режиме тестирования

Мария Каюмова подняла флаг Балашихи на одну из высочайших вершин мира

В феврале 2018 года Мария Каюмова с флагом Балашихи поднялась на аргентинскую вершину Аконкагуа – высочайшую гору мира за пределами Азии.

Хрупкая на вид девушка покорила французские Альпы, Анды в Боливии, Арарат, Гималаи, Килиманджаро и Эльбрус. Мария работает старшим бортпроводником в компании «Аэрофлот» и не представляет свою жизнь без адреналина. Чем живёт и о чём мечтает покорительница мировых вершин из балашихинского микрорайона Кучино — в интервью «Большой Балашихе».

— Мария, как вы полюбили горы?

— Альпинизмом я занимаюсь уже четыре года. Первой моей горой стала Килиманджаро. Помню, когда был первый отпуск в компании, я не знала куда полететь. Просто ничего не приходило в голову! Один знакомый предложил вариант с Кенией. Там хорошие пляжи, есть итальянское побережье. Я зашла в интернет за информацией и наткнулась на форум путешественника Сергея Винского. Увидела рассвет на Килиманджаро и поняла, что хочу именно туда. После первого восхождения, наверное, проснулась любовь к горам.

— Вы с детства знали, что станете стюардессой и будете много путешествовать?

— Вообще никогда это не было моей мечтой! В детстве я хотела стать певицей. И меня всегда устраивало путешествовать в пассажирском кресле. Потом, в 2012 году, я прыгнула в первый раз с парашютом — сейчас у меня пока 14 прыжков — и влюбилась в небо. Тогда у меня мелькнуло в голове — почему бы не пойти летать? Другого объяснения, как оказалась в авиации, я не нахожу.

— Сколько городов в среднем вы посещаете в год?

— Если не считать мои рабочие командировки, то, наверное, выходит четыре-шесть поездок. В месяц у меня где-то три командировки, которые могут повторяться, и в одном и том же городе я могу быть уже в десятый раз. Когда полётное время не проходит, то ты не можешь лететь обратно. Остаёшься там на 12 часов, сутки или двое. Поэтому отдыхаешь, проводишь свободное время на свое усмотрение.

— Жителем какого города вы себя считаете?

— В интернете есть картинка с таким диалогом: «Ты где? — Дома. — К чёрту подробности! Какой город?» Вот и у меня так же. Я просыпаюсь в новом городе, начинаю жить по его времени и правилам. На самом деле в Кучино я только ночую, да и то не всегда. Поэтому меня нельзя привязать к конкретному городу.

— На вашей странице в «ВКонтакте» написано, что спонтанные поездки лучше спланированных. Почему вы так считаете?

— Это полная импровизация и возможность получить больше впечатлений! Интересно, когда не знаешь, что тебя ждёт. Недавно с мамой хотели полететь в Верону, но мы опоздали на самолёт. Открыли расписание, посмотрели ближайшие направления самолетов и через два часа улетели в Венецию. Ничего не было запланировано, сориентировались уже на месте. Но для поездки в горы такой вариант неприемлем. Для восхождения всё должно быть хорошо продумано.

Аконкагуа — высочайшая вершина в Андах, расположенная на территории аргентинской провинции Мендоса в 15 километрах от границы с Чили. Её высота составляет 6962 метра над уровнем моря. Она входит в программу наивысших точек всех континентов «Семь вершин».

— Сколько записей в вашей альпинистской книжке?

— У меня есть друзья альпинисты-скалолазы, с которыми я познакомилась на Арарате. Они меня ругали, были против моих восхождений. Говорили, что я хожу необдуманно и не смогу ничего сделать в непредвиденных ситуациях. Я решила, что пора ходить в горы осознанно, и поехала в альплагерь «Дугоба» в горах Памиро-Алая в Киргизии. Для городской избалованной девушки это было тяжело. Сначала надо было пройти теоретические программы и выполнить восхождение на вершину категории сложности 1Б. Там я получила значок «Альпинист России». Я горжусь этим званием — это и почётно, и официально! В книжке всего три записи, сделанные в рамках учебных сборов в альплагере.

— Как родилась идея поехать в Аргентину для покорения Аконкагуа? Сколько времени ушло на сборы и подготовку?

— В Андах я была не в первый раз, до этого ездила в Боливию. Там я поднялась на шесть тысяч метров и начала задумываться о том, куда бы можно подняться повыше. Аконкагуа входит в список «Семь вершин», и я робко на неё косилась примерно два года. Но не готовилась, ничего не читала, не искала гидов. И так получилось, что в прошлом году я поехала на Монблан. Разговорилась с гидом, который сказал, что планируется восхождение на Аконкагуа. Я в шутку сказала, что пойду вместе с ним. А потом подумала, почему бы нет? Ведь время есть и возможности позволяют. За два месяца я начала готовиться, но для таких гор это очень мало. Подготовка заключается в физических нагрузках: это могут быть лыжи, плавание, хорошо подходит бег. Перелёт до Аргентины составил около 30 часов. Из Москвы летела до Парижа, оттуда уже до Буэнос- Айреса. Из столицы Аргентины направились на север страны — в Мендосу. В этом городе как раз начинается восхождение на вершину Аконкагуа.

Район Аконкагуа считается национальным парком. Гора пользуется большой популярностью у альпинистов и горнолыжников. Одна из достопримечательностей этих мест — мост Инков, арка из огромных камней над рекой Мендоса.

— Сколько времени шёл подъём на Аконкагуа?

— Дело в том, что там есть несколько лагерей. Для акклиматизации высоту набирают постепенно. Четвёртого февраля у нас начался первый пеший переход. До этого мы ехали на транспорте на высоту 2700 метров. На самую высокую точку поднялись 14 февраля, а уже вечером следующего дня вернулись из национального парка обратно в цивилизацию.

— Какие условия жизни при восхождении?

— Во-первых, надо получить разрешение на вход в национальный парк. Тебе сразу же дают белый пакет для мусора. Если ты его потеряешь или не сдашь, то заплатишь штраф 300 долларов. В нижних лагерях предоставляют минимальный сервис — туалетные кабинки, кухню, душ. Когда приходишь на высоту 4300 метров, то тебе выдают оранжевый пакет. При его потере тоже попадаешь на штраф. Его тоже же нельзя сдавать пустым, он предназначен для биоматериалов человека. Нам много раз повторяли, что Аконкагуа — это не туалет. Этот пакет, как и белый, сдают рейнджерам. Они ставят на пропуске печати, без которых нельзя выйти из национального парка. В горах живём в палатках. Выше 4300 метров никаких условий нет.

— Какое снаряжение берёт альпинист в горы?

— К примеру, на Аконкагуа ничего не надо, только альпинистские кошки. Это шипы, которые одеваются на ботинки, чтобы уверенно передвигаться по сложным участкам. Все остальное, чем я училась пользоваться, было в альплагере. Это различные жумары (механические зажимы для подъёма по верёвке — ББ), карабины, ледорубы, спусковые устройства. Но если ты ничего не знаешь, то во время экспедиции гид может обучить тебя азам.

— Что самое главное в горах? Чем отличаются альпинисты от других людей?

— Самое главное, я считаю, быть психически стабильным человеком. Несмотря на всякие форс-мажоры, нужно ставить свою жизнь и жизнь других людей превыше всего. Немаловажную роль в горах играет погода. Если погода плохая, то на гору никто не поднимется. Случайные люди в горах, к сожалению, есть, но они там не задерживаются. А настоящие альпинисты отличаются высокой самодисциплиной. У них настолько горят глаза, что этим людям ты доверяешь. Их историями заслушиваешься, от них заряжаешься любовью к горам. Есть такая строчка у Высоцкого: «Надеемся только на крепость рук, на руки друга и вбитый крюк». Это в горах очень сильно чувствуется.

— Ваши знакомые не спрашивают: «Зачем тебе все это надо?»

— Многие коллеги и друзья предпочитают пляжный отдых. Они меня не понимают, слышу много осуждения. Но когда я приезжаю отдохнувшая, с фотографиями и эмоциями, то все восхищаются. Да, у меня нет машины и я могу спустить все деньги на горы или покупку снаряжения. Вообще, это недешёвое удовольствие, всё зависит от страны и от фирмы, с которой идёшь. А можешь идти вообще без фирмы. Например, в Боливии я нанимала местного гида и это было намного дешевле. Если нет проблем с языком, можно всё спокойно организовать. Но на серьезные горы нельзя жалеть денег, надо чтобы рядом были проверенные люди.

— Приходилось ли рисковать жизнью?

— Не было такого, чтобы я конкретно рисковала. Был случай в Андах в Боливии. Мы шли с гидом, там была крутая стена. Я сорвалась и повисла на верёвке. Но не скажу, что я там с жизнью прощалась. Было и такое, что с парашютом на дерево садилась. Но это опять же не риск для жизни, а просто небольшое ЧП. Ничего же, сняли меня.

— Какая поездка запомнилась больше всего?

— Сейчас самое яркое — это Аконкагуа, потому что она была крайней. О каждой горе я могу много чего говорить, есть что вспомнить. Тот же Арарат у меня ассоциируется с ребятами- альпинистами, с которыми я уже дружу три года. Там видели след, где предположительно стоял Ноев ковчег. Потом мы спустились и отмечали мой день рождения. Помню хорошо августовскую поездку на озеро Комо в Италии. Было всего три-четыре дня, но я осталась в восторге.

— В 2016 году вам присвоили дворянский титул. Как вы его получили?

— Всем людям, которые совершили полёт на воздушном шаре, дарят графские титулы. Эта традиция берёт начало с того момента, когда основатели воздушного шара катали короля Людовика XVI. Он был настолько счастлив, что подарил им земли и графские титулы. Сейчас эта традиция, конечно, шуточная, но все воздухоплавательные клубы её соблюдают. Мы подарили маме на день рождения полёт на воздушном шаре. Так как летали в Дмитрове, то я, мама и сестра стали графинями Дмитровскими.

— Ведёте ли вы заметки путешественника? Может, когда-нибудь напишете книгу?

— О книге я не думаю. У меня есть отчет по Непалу, который можно почитать в интернете. Про Аконкагуа писала от руки, но в электронном виде пока нет. Заставляла себя делать заметки о каждой горе каждый день. Но что-то откладывала из-за усталости, думала, что напишу завтра. На следующий день опять куда-то идешь, снова устаёшь, а послезавтра уже не те эмоции. По Аконкагуа писала все дни, за исключением вершины. Это был мегадлинный тяжёлый день! Написала спустя несколько дней, но по эмоциям вершину помню и сейчас.

Свою пока единственную статью Мария опубликовала на форуме Винского. Это крупнейшее сообщество самостоятельных путешественников. Участники оставляют отзывы о поездках и гидах, дают советы для планирования поездок и экономии при бронировании авиабилетов и отелей.

— Какие у вас дальнейшие планы?

— Может быть, слишком дерзко звучит, но я хочу на Памир! Хочу подняться на пик Ленина, это высота 7 тысяч 134 метра. Почему бы не попробовать? Это высокие горы, серьёзный альпинизм. Есть такой клуб «7 вершин», которым руководит известный альпинист Александр Абрамов. Клуб считается самым лучшим, поэтому хочу подняться вместе с ними. И хочу закончить историю с Монбланом. В 2017 году я поехала в Альпы во Францию. Хотели подняться на Монблан, но нам не повезло с погодой. Тогда удалось подняться на одну тренировочную вершину на высоту 3500 метров. И ещё, думаю, меня ждёт «Банджи» в Сочи! Это прыжок на тарзанке в пропасть с высоты 207 метров. Не могу жить без адреналина, это моя жизненная подпитка!

 

Денис Давыдов

Мы в Instagram