Как учитель географии из Балашихи вырастил первое поколение спасателей России

Как учитель географии из Балашихи вырастил целое поколение спасателей и можно ли вернуть современному поколению дух авантюризма — об этом можно узнать в воспоминаниях, которые написали бывшие участники школьного географического клуба «Синильга». Один из авторов книги — мастер спорта по горному туризму, главный водолазный специалист МЧС России, заслуженный спасатель РФ, кандидат военных наук, доцент Александр Курсаков — поделился воспоминаниями с «Большой Балашихой».

Главная тема воспоминаний — школьные походы географического общества «Гея» в 1980-е годы. Их участники потом стали первыми спасателями в России, вписав Балашиху в историю спасательного дела. У книги, которая готовится к печати, семь авторов: помимо школьников и учителя постоянным участником походов был отец одного из учеников — выдающийся балашихинец Александр Курсаков.

— Александр Валентинович, в оглавлении вашей книги говорится о приключениях школьников из Балашихи — что имеется в виду?

— Всё началось со знакомства с учителем географии. В 1987 году я окончил адъюнктуру в военной академии в Ленинграде и приехал в Балашиху преподавать в Московское высшее командное училище дорожных и инженерных войск, а сын Денис как раз тогда пошел в 7-й класс школы № 22. Однажды после отъезда по работе я пришёл в школу справиться о его успеваемости и заметил стенгазету с подробными планами по предстоящим походам. Поскольку я на тот момент уже много ходил и в горы, и сплавлялся, и на Тянь-Шане был, мне стало интересно. Я пошёл познакомиться с этим учителем географии, который руководил обществом, — Чернышом Игорем Всеволодовичем. И просидел у него часа полтора. Это был замечательный человек, который умел вести за собой.

Потом я пришел к Денису и говорю: «Ты со мной уже ходил, тебе это нравится — внедрись! И в первое же путешествие чтобы ты пошёл. Но с одним условием — при нормальной учёбе». Вечером я снова уехал в командировку, а через неделю получил от него коротенькое письмо: «Всё нормально, с учёбой тоже. Внедрился. В марте идём в первое путешествие». В тот раз я к ним не смог присоединиться, но уже в следующее путешествие поехал с Чернышом и школьниками на Памир. Интересным было и то, что это были не просто походы по маршрутам — руководитель всегда ставил научно-исследовательскую цель перед группой, будь то проверка какого-то факта или мифа, легенды. Это очень мотивировало ребят.

— Как участники школьного кружка стали едва ли не первыми спасателями в России?

— Географический клуб назывался «Гея», а раньше этот же клуб назывался «Синильга». И выпускники, участники «Синильги», продолжали поддерживать общение с Чернышом, а значит, и с его новыми учениками. Мы все были одной сплочённой командой — вместе не только ходили в походы, но отмечали все праздники на поляне в лесу Балашихи.

Поворотным моментом стало спитакское землетрясение в Армении в 1988 году. Когда передали о землетрясении и сообщили, что нужны люди, альпинисты и прочее, мы всей компанией были у Виталия Алексеевича Аппеля (отец участницы клуба, ходил в путешествия. Позже в период с 1991 по 1998 годы возглавлял спасательный отряд «Надежда», сменив Черныша на этом посту). И его жена сказала: «А почему бы вам не поехать и не помочь?». И понеслось. Аппель тут же обзвонил ребят, они вышли на газету «Знамя коммунизма» (с 1991 года газета «Факт»), на Фонд молодёжной инициативы, на горком комсомола, там помогли с деньгами, билетами, и они — шесть человек вместе с Чернышом — улетели. Их показали и по телевидению во время репортажа из Спитака — сюжет был о том, как они спасли ювелирные украшения из спитакского ГУМа.

После возвращения из Спитака несколько раз собирались и уже в январе решили создавать отряд «Надежда». Мы подготовили документы, нам помогли Фонд молодёжных инициатив и Красный Крест. Это был первый общественный спасательный отряд в России. География работы отряда на тот момент была обширна — мы выезжали на чрезвычайные ситуации от Чукотки и Севера до Крыма и Урала. У нас была форма, автомобиль, в штате даже были патронажные сёстры. На время отъездов за участниками сохранялись их рабочие места — такое, конечно, было возможно только в советское время. В частных компаниях никто не станет платить зарплату человеку, когда он поехал спасать людей на другой конец страны. И первый, и второй съезды спасателей России проходили тут, в Салтыковке.

— Получается, Балашиха стала центром спасательного движения России?

— Балашиха стала мамой спасательного движения России. Даже знамя есть с надписью «Балашиха-мама». В 1992 году был создан отряд «Центроспас», и в первой десятке было шесть человек из Балашихи. Все они были из отряда «Надежда».

— Вы тоже участвовали в спасательных операциях в свободное от преподавания время. Когда для вас это стало уже основной работой?

— На тот момент я уже много раз встречался с Сергеем Шойгу на ЧС (чрезвычайных ситуациях — ББ), и когда было решено переходить с комитета на министерство, МЧС, мне предложили возглавить отдел.

— Давайте вернёмся к географическому клубу. Какие интересные места вы открыли для себя в восьмидесятые?

— Все тренировки перед походами, а потом и перед спасательными операциями, проходили неподалеку, в Подмосковье. Мы часто выезжали в Подольский карьер. Это сейчас там мусорная свалка, а раньше он использовался для скальных тренировок всеми туристами-горниками и даже альпинистами, потому что там были нормальные известковые скалы. Кроме этого есть еще Сьяны — подмосковная система искусственных пещер-каменоломен в районе Домодедово. До сих пор иногда люди ходят туда и пропадают, приходится их искать. Там мы тренировались и топосъёмку делать, и ориентироваться под землёй, ночевали там. Это были две основные точки. И плюс, естественно, — это леса. Лес — это ориентирование, умение работать по дереву вверх и вниз, переправы через Пехорку на подручных средствах. Так мы готовились к большим походам, в том числе это были тренировки на выживание. Сейчас тоже все спасатели ходят в походы. Потому что, если ты себя не тренируешь и тебе это не интересно, с тебя потом толку может быть мало в чрезвычайной ситуации.

— Как считаете, чем воспоминания участников клуба могут быть интересны современному читателю? Чему они могут научить?

— Учат, во-первых, доброте. И во-вторых, связке. Нет контакта — нет команды, и всё — ты пропал.

— Считаете, сейчас в людях стало меньше чувства товарищества?

— Меньше, конечно. Все сидят перед компьютерами или в телефонах. Ну вот назовите мне своих знакомых, кто соберётся и пойдёт куда-то на сплав или в горы.

— Недавно моя подруга ходила на пик Черского с ночевкой на метеостанции, и ещё есть парочка знакомых, кто занимается скалолазанием. Но да, конечно, таких людей не очень много, и они восхищают. Кажется, что это люди как будто с другой планеты…

— В каком-то смысле так и есть. Может, наша книга тоже побудит кого-нибудь изменить свою жизнь. У Владимира Высоцкого в «Балладе о борьбе» есть такая строчка — «Значит, нужные книги ты в детстве читал». Ведь кто-то только из-за его песен в горы ходил!

 

Зинаида Костюкович

Мы в Instagram