Чемпион мира по боксу Александр Бахтин рассказал о боксёрской карьере и жизни в Японии

В конце февраля в Чите завершился Третий всероссийский турнир по боксу на призы чемпиона мира среди профессионалов, мастера спорта международного класса Александра Бахтина. В соревнованиях класса «А» участвовали больше 100 спортсменов из 22 регионов страны. Именно в Забайкалье родился, провёл детство и сформировался как боксёр будущий директор Ледового дворца «Арена Балашиха» чемпион по версии IBO Александр Бахтин, не проигравший за свою спортивную карьеру ни одного боя.

«Выгнали из отделения кунг-фу после второго занятия»

— Александр Алексеевич, как пришли в спорт? И почему именно бокс?

— Родной Краснокаменск — город небольшой, но там достаточно секций каратэ, дзюдо, бокса, футбола. Мой отец занимался дзюдо, но высоких результатов не достиг. Однако в бокс меня привела бабушка Мария Александровна. Она хотела, чтобы я стал спортсменом, добился каких-то высот в этом направлении. Однажды мы с ней посетили соревнования по боксу, после чего она у меня поинтересовалась: «Саш, хочешь заниматься спортом?». В воскресенье проходил финал турнира, а в понедельник с утра я уже пришёл на тренировку. Мне было восемь лет, и я очень переживал, был мандраж. Так сложилось, что я влюбился в бокс. Через месяц уже участвовал в первых моих соревнованиях. Сейчас можно боксировать с двенадцати лет, тогда спарринги проводили и для более раннего возраста. Я участвовал в открытых рингах. Из ста мальчишек, наверное, трое-четверо остаются в боксе и только один добивается более-менее приличных результатов. В Краснокаменске я перебоксировал со всеми своими сверстниками. Выиграл 80 боёв, а свой 81-й поединок на первенстве России в Ельце проиграл. Может, это магия цифр, я же 1981-го года рождения.

— Как относитесь к игровым видам спорта, к футболу, например?

— Футбол, баскетбол или волейбол я люблю, но бокс значил для меня больше. Однажды меня отстранили от тренировок из-за драки. Я пришёл в отделение кунг-фу. Там нельзя было бить, а только обозначать удары. Но на ринге я ударил соперника, и меня со второго занятия и оттуда «попросили». Тренер поговорил со мной, я извинился и обещал, что так вести себя больше не буду.

«С разговорным японским у меня нет проблем»

— Большой этап вашей профессиональной карьеры связан с Японией. Как появился вариант с переездом в Страну восходящего солнца?

— Многих боксёров греет мысль стать профессионалом и чемпионом мира. В 1999 году я вернулся победителем с любительского первенства Европы, и ко мне обратились промоутеры из Японии, предложив продолжить карьеру в их клубе. Поначалу я не воспринял это всерьёз, но они вновь связались со мной через переводчика. Я посетил Японию, поспарринговался, побывал на экскурсии. Мне было девятнадцать. Так началась моя профессиональная карьера в боксе. Я представлял Россию, но боксировал за клуб KYOEI Boxing Gym из Токио. В стенах этого клуба выросло несколько чемпионов мира по разным версиям профессионального бокса, в том числе воспитанники советской школы бокса — девятикратный чемпион мира по версии WBC Юрий Арбачаков и Орзубек Назаров. В Токио я жил семь лет, последний год пребывания в Японии защищал честь клуба Okinawa World Gym. До сих пор осталось много друзей в Токио, созваниваемся и общаемся.

— Какие впечатления оставила Япония?

— Не сказать, что я там много путешествовал. Большую часть времени уделял подготовке к боям. Но видел и действующий стратовулкан на острове Хонсю — Фудзияму, и знаменитые храмы. Страна прекрасная, много интересного. Особенно нравился ночной Токио, когда город светится, переливается красками. Это, уверен, произведёт впечатление на любого.

— Хорошо говорите по-японски?

— Язык я не забыл. Если прилечу в Японию, не растеряюсь. С разговорной речью у меня проблем нет. Пытался изучать иероглифы катаканы и хираганы — графических форм японской слоговой азбуки, но надолго меня не хватило. Когда ты постоянно в тренировочном процессе и готовишься к бою, устаёшь и уже не до занятий.

— Местная кулинария вам пришлась по вкусу?

— Японская еда — очень качественная. За всё время у меня ни разу не случалось отравлений. За качеством питания японцы следят тщательно. Никогда в магазине вам не продадут рыбу с истекшим сроком годности, её уберут с прилавков.

— Саке удалось попробовать или спортивный режим не позволял?

— Пробовал. Впечатления не очень. Противный тёплый напиток. Я вообще алкоголь не принимаю, придерживаюсь здорового образа жизни. Еженедельно по три тренировки по хоккею, посещаю боксёрский зал и один-два раза кросс-фит.

«Ты чего развалился? Ну-ка, вставай!»

— За свою карьеру вы не проиграли ни одного боя. Какой поединок был для вас самым тяжёлым?

— На самом деле было много запоминающихся боёв. Мой четвёртый поединок был против японца, любимца местной публики Рюичи Минорьямы. Благодаря ему я впервые побывал в нокдауне, от прямого удара точно в подбородок. Понял все неприятные ощущения, когда ты не можешь встать на ноги. Это случилось в первом же раунде. После таких ударов бывают нокауты. Услышал голос тренера — «Ты чего развалился? Ну-ка, вставай!». После этих слов я встрепенулся и в последующих раундах вчистую выиграл по очкам. Я запомнил, что в боксе ни в коем случае нельзя расслабляться. Бой можно проиграть в любую секунду. Ты можешь выигрывать, но на последних секундах «задремать» и пропустить важнейший удар.

— Как прошёл ваш главный бой за пояс чемпиона по версии IBO против филиппинца Роли Гаске?

— Это самый нелюбимый бой в моей карьере. Я был первым номером рейтинга по версии WBC и вторым по WBA, но звания чемпиона мира пока не было. Я подошёл к поединку готовым процентов на 60. На протяжении всей профессиональной карьеры, в том числе в Японии, меня тренировал известный специалист Александр Васильевич Зимин. Тренер тогда уехал в Германию на бой Николая Валуева, и я на неделю остался без наставника. Сам тренировался и, видимо, перегрузил мышцы. Упорные тренировки нужно дозировать с периодом восстановления организма, а я не давал себе отдыха. В бою это сразу проявляется. Вроде чувствуешь себя хорошо, но выносливость пропадает. Пояс я выиграл, наверное, за счёт морально-волевых качеств. После боя меня увезли на скорой. Четверо суток пролежал в больнице, восстанавливался.

— Боксу посвящено много известных фильмов — «Рокки», «Бешеный бык», «Малышка на миллион». В угоду зрелищности бои на ринге порой изображают нарочито преувеличенно. Не вызывает улыбку, когда смотрите постановку боя и главный герой, пропускающий по тридцать ударов, в итоге побеждает?

— Вызывает. Такие аховые удары порой наносят, которые запросто нокаутируют тебя. Но наверное, главное, чтобы получилась хорошая история, чтобы герой нравился. Чаще всего это истории преодоления, когда у героя поначалу не получается, но в финале он выходит победителем. В принципе, эти фильмы — пропаганда бокса. После них многие дети идут в спортзалы.

— К фильмам о боксе равнодушны?

— Скорее, да. Но мне понравился «Бой с тенью». Я знаком с актёром Денисом Никифоровым, сыгравшим главную роль. Он снимался на «Арене Балашиха» в сериале «Молодёжка». Хороший парень.

— Могли бы дать ему пару советов, как вести себя на ринге?

— Я тогда ещё не был с ним знаком. Но указать на ошибки по технике боя мог бы.

«Балашихе нужны чемпионы»

— Как вы оказались в Балашихе?

— В 2008 году Федерация бокса России предложила вернуться и продолжить карьеру в Балашихе. Городу нужны были чемпионы. Я занимался в спортивном зале имени Виктора Агеева, тренировался и готовился к рейтинговым боям, включая титульный в Москве. В 2013 году принял решение повесить перчатки на гвоздь. В январе 2015-го стал директором Ледового дворца «Арена Балашиха» имени Юрия Ляпкина. Первый год на административной должности был тяжёлым, но потом я стал понимать работу, вникать во все процессы. Бюджет учреждения за последние пять лет вырос на пятьдесят процентов. Когда человек живёт спортом, это переносится и на работу. Если я за что-то берусь, довожу дело до конца.

— Чего добились в работе на руководящей должности?

— Около 50 мальчишек привёл в бокс. Десять из них уже стали мастерами спорта. В 2018 году на «Арене Балашиха» открылась секция бокса, в которой сегодня занимаются 150 спортсменов. У нас есть чемпионы Московской области, победитель первенства России. Уверен, что секция будет развиваться. Мы сделали отличный музей на восточной трибуне. В нём собраны награды Юрия Ляпкина, мои, наших юных хоккеистов.

— Что-то изменилось в работе директора Ледового дворца с переездом в Балашиху хоккейного клуба «Авангард»?

— Работы прибавилось, появилось много специалистов и других направлений, открылась Академия «Авангарда». Я, как руководитель, должен контролировать всё, что происходит в стенах Ледового дворца. Нужно было думать не только об установке холодильного оборудования или обустройстве раздевалок, но и об изменении антуража Ледового дворца. С «Авангардом» у нас сложились тёплые отношения, надеюсь, арена будет и дальше преображаться. Балашихинцы, думаю, рады приезду «Авангарда». Арена практически всегда забита под завязку. В Балашихе привыкли, что это их команда, несмотря на то что сами «ястребы» позиционируют себя как клуб из Омска. Но на сегодня «Авангард» здесь, и горожане получают огромное удовольствие от игр команды.

— Чем импонирует Балашиха лично вам?

— Здесь много интересных мест. Есть, где провести время с семьёй, погулять в парке, занять детей. Мне нравится, что Балашиха — спортивный город. Спорт здесь любят, многие занимаются в секциях. На базе Ледового дворца тренируются около 650 детей, хоккеисты и фигуристы. Елизавета Худайбердиева и Андрей Филатов — победители этапов юниорского Гран-при по фигурному катанию.

— У вас двое сыновей, они пошли по стопам отца?

— Старшего я отдал в дзюдо для физического развития. Он позанимался год и принял решение уйти в бокс. Ему нравится. В нём виден прогресс, это радует. Младший ходит на хоккей в школу «Авангард-Олимпиец».

 

Константин Роик

 

Мы в Instagram