Будущий член Политбюро Фёдор Кулаков учился в Балашихе

Будущий член всемогущего Политбюро ЦК КПСС Фёдор Давыдович Кулаков в 1957 году окончил Всесоюзный сельскохозяйственный институт заочного образования в Балашихе. Это тот самый Кулаков, благодаря которому на политическом олимпе СССР оказался М.С. Горбачёв и чья загадочная смерть открыла «пятилетку пышных похорон».

Фёдор Давыдович родился 4 февраля 1918 года в селе Фитиж Курской губернии. В 20 лет окончил Рыльский сельскохозяйственный техникум, работал «по сельскому хозяйству» в Тамбовской, а затем в Пензенской области. Пенза стала его любимым городом на всю жизнь. «Кулаков, — писал очевидец, — сюда приезжает, как домой… Всё видит, всё понимает…».

Именно в Пензе Кулаков познакомился с человеком, который сыграет важнейшую роль в его жизни, — Константином Устиновичем Черненко, который с 1945 по 1948 год был секретарем Пензенского обкома партии. В 1948-м Черненко уже в Молдавии познакомится с Леонидом Ильичом Брежневым…

С 1950 по 1955 год Кулаков — председатель Пензенского облисполкома. В 1955–1959 годах — заместитель министра сельского хозяйства РСФСР. В этом статусе в 1957 году он оканчивает Всесоюзный сельскохозяйственный институт заочного образования в Балашихе, после чего становится министром хлебопродуктов РСФСР.

В 1960 году Н.С. Хрущёв рекомендовал его первым секретарём Ставропольского крайкома КПСС. На благодатном Ставрополье Фёдор Давыдович слыл хлебосолом, собирал по различным поводам гостей и соратников. Остался в памяти ставропольских партийных работников обаятельным, щедрым, решительным и открытым руководителем.

Его бывший водитель вспоминал, что Кулакову было не чуждо ничто человеческое: «Сам-то он не коньяк, только водку пил — стаканами. Но никогда, чтобы вусмерть. Сколько ни выпьет, даже не качается. Продуктов у них всегда навалом — из районов привозили. Жена его выносит как-то окорок: «Возьмите, не нужен нам». Индюков, гусей, уток давали…».

На Ставрополье Кулаков приметил М.С. Горбачёва, выдвинул его первым секретарём крайкома комсомола, затем перевел на партийную работу.

Активно участвовал в смещении Н.С. Хрущева в октябре 1964 года (у него собирались члены Политбюро), за что в ноябре был переведён в Москву и по май 1976 года заведовал Отделом сельского хозяйства ЦК КПСС.

Начало работы Кулакова в роли заведующего сельскохозяйственным отделом совпало с подготовкой важного пленума ЦК 24–26 марта 1965 года — «О неотложных мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства СССР». На пленуме «разгребли» изрядную часть хрущевских завалов.

С колхозов и совхозов списали задолженность и сняли ограничения на ведение приусадебного хозяйств. Были повышены закупочные цены на основные культуры, за сверхплановые закупки пшеницы и ржи установили пятидесятипроцентную надбавку. Докладывал Брежнев, но текст готовил Кулаков.

Третьего февраля 1978 года в связи с 60-летием Ф.Д. Кулаков был удостоен звания Героя Социалистического Труда. Однако уже 4 июля на Пленуме ЦК КПСС он подвергся критике за неудовлетворительное состояние сельского хозяйства. Дело в том, что до некоторых пор Брежнев лично курировал сельское хозяйство, а Кулаков как бы ему помогал. Но дела в отрасли шли всё хуже, и Брежнев самоустранился от непосредственного курирования, а все шишки посыпались на Кулакова. Генеральный секретарь с него спрашивал, критиковал, иногда жёстко.

Фёдору Давыдовичу не хватало политического веса, а может быть, и воли, чтобы продавливать реформы в нашем многострадальном сельском хозяйстве. А идеи были.

«Многое не работает! Я не против колхозов, но там, где они не работают, зачем они нужны? Только ради твоей идеологии?» — приводит слова Кулакова главный партийный идеолог и будущий «прораб перестройки» А.Н. Яковлев и продолжает: «Кулаков расчувствовался и даже плакал, говорил, что плохая обстановка в Политбюро, что он не может убедить руководство в необходимости перемен, все разговоры как горох об стенку. Мне его было жаль…».

Смерть Фёдора Давыдовича по сей день покрыта завесой тайны. Он скоропостижно скончался у себя на даче в ночь на 17 июля 1978 года, по официальной версии академика Е.И.Чазова, оказавшегося первым у тела умершего, от паралича сердца. Но по данным, обнаруженным Анатолием Лукьяновым в секретном архиве Политбюро, Ф.Д. Кулаков был найден в кровати с простреленной головой (Игорь Рудой. «Загадочные смерти кремлёвских старцев», www.chitalnya.ru). С этой версией согласны и экс-следователь по особо важным делам Прокуратуры СССР Александр Чернов, и публицист Герой Социалистического Труда Фёдор Моргун.

Известно, что Чазов регулярно встречался на конспиративной квартире с главой КГБ Юрием Андроповым. В 1978 году Андропов жаловался Чазову, что не знает, как перевести Горбачева в Москву. А вскоре «чудесным образом» освободилось место Кулакова, секретаря ЦК КПСС по сельхозвопросам — как раз под Горбачёва. Последний же «рассказывал своим близким, что Кулаков застрелился» (Зенькович Н.А. «ЦК закрыт, все ушли… Очень личная книга». М.: Олма-пресс, 1999).

Завесу таинственной смерти Кулакова приоткрыл бывший председатель Верховного Совета СССР Анатолий Иванович Лукьянов. Он с 1985 по 1987 год был заведующим Общим отделом ЦК КПСС, в ведении которого был секретный архив Политбюро. Тринадцатого марта 2012 года, выступая на семинаре преподавателей истории в Российском государственном торгово-экономическом университете, Анатолий Иванович сообщил, что в архиве он обнаружил информацию о том, что Кулакова обнаружили в постели с простреленной головой.

Фёдор Кулаков был кремирован, урна с его прахом помещена в Кремлёвскую стену на Красной площади в Москве. Впоследствии дачу Кулакова занял переехавший в Москву М.С. Горбачев, а после него — Б.Н. Ельцин.

 

Святослав Коновалов

 

Мы в Instagram