Более 20 пациентов выписали из перепрофилированного роддома в Саввино за две недели

«Большая Балашиха» продолжает рассказ о работе Балашихинского родильного дома, перепрофилированного в инфекционное отделение из-за угрозы распространения коронавирусной инфекции. Заведующий инфекционным отделением Алексей Козлов и медсестра Балашихинского родильного дома Анна Тюгаева рассказали «Большой Балашихе», с чем приходится сталкиваться на ежедневной войне с чумой XXI века.

Раньше Алексей Козлов работал акушером-гинекологом, после перепрофилирования роддома его назначили заведующим вторым инфекционным отделением, которое рассчитано на 66 коек.

«У большинства из нас в дипломе написано — «Лечебное дело». Многие схемы терапии, в том числе антибактериальные, известны достаточно давно. Тем более что врачебная специальность такая, что мы непрерывно чему-то учимся. Научились диагностировать новую инфекцию, контролировать, оценивать её динамику, поняли, какие препараты использовать при лечении», — рассказал «Большой Балашихе» Алексей Козлов.

Перед началом смены заведующие отделениями и врачи участвуют в утренних конференциях, которые проводят заместители главного врача Михаил Кудрявцев и Станислав Крупнов. На таких летучках медики обсуждают насущные проблемы, а уходящая смена докладывает о прошедшем дежурстве. Кроме того, планируется новый день, в том числе выписка выздоровевших.

«В первые две недели работы во втором инфекционном отделении выписали более двадцати человек. Мы считаем, что это неплохо. Получаем отрицательные результаты по мазкам и освобождаем койки для других больных. Например, сегодня планируем выписать от пяти до десяти человек», — сообщил Алексей Козлов.

По окончании конференции доктора отправляются в грязную зону, делают обход больных, корректируют лечение, делают новые назначения в плане инструментального обследования пациентов.

«Пациенты у нас лежат разновозрастные. Пожилых побольше, потому что у них эта болезнь протекает более тяжело. При планировании работы отделения смущал вопрос, как поступать с курящими, потому что им сложнее из-за своей привычки постоянно находиться на лечении. Оказалось, что в моём отделении ни один больной не курит. Да и вообще, статистика говорит о том, что 84 процентов заболевших — не курильщики», — отметил Алексей Козлов.

Еженедельно у медиков, работающих в грязной зоне, берут мазки из носа и ротоглотки на так называемую ПЦР-реакцию. Полимеразная цепная реакция — это метод молекулярной биологии, позволяющий выявить инфекцию на самом раннем этапе. Мазки для анализа отправляют в лабораторию в Мытищах. Результаты обычно становятся известны через несколько дней. При положительном результате на мазок и бессимптомном прохождении болезни медика рекомендуется изолировать как носителя.

В новом режиме медучреждение начало работать со 20 апреля. При перепрофилировании роддома медиков тщательно готовили к новой специфике работы, с врачами занимались психологи, а обучение проходило на портале непрерывного медицинского и фармацевтического образования Минздрава России.

«К нам приезжали профильные специалисты, мы изучали маршрутизацию, схемы лечения больных. Наше отделение изначально было коечное, поэтому нам было проще в этом отношении. Первые два дня было относительно спокойно. Потом начались лавинообразные поступления, мы заполнились достаточно быстро, и все отделения стали в общий ряд. Хорошо помню своих первых пациентов: это была семья, мы положили супругов в одну палату. Они благополучно пролечились и в конце апреля выписались домой», — сказал Алексей Козлов.

Врачи пользуются обновлённой, уже шестой по счёту версией рекомендаций Минздрава. Для лечения инфицированных медики в основном применяют два препарата — это противомалярийный плаквенил и калетра, предназначенный для лечения ВИЧ-инфекции, но хорошо зарекомендовавший себя против вирусной пневмонии, вызванной похожими вирусами — MERS и SARS. В арсенале врачей и широкий спектр антибиотиков, которые используются при возникновении у больных бактериальной инфекции. Используются и эффективно работающие низкомолекулярные гепарины, которые вызывают разжижение крови. Ещё один действенный эффект даёт оксигенотерапия с применением кислорода.

«Есть показатели объективного наблюдения за больным, когда ему необходима оксигенация. Наше отделение занимается оксигенотерапией — неинвазивной вентиляцией лёгких. Для улучшения оксигенации пациентов могут переворачивать на живот — у больных улучшается вентиляция лёгких, расслабляются отделы органа дыхания. Это реально приносит результат в подобных ситуациях, спасает больных. Если же состояние больного ухудшается и процесс лечения затягивается, мы его переводим в реанимацию», — рассказал Алексей Козлов.

Одновременно в красной зоне в режиме двенадцатичасовой смены работают семь дежурных врачей и два реаниматолога. Кроме того, днём на этажах дежурят заведующие отделений. Каждый медик обеспечен средствами индивидуальной защиты.

«Эта болезнь новая для человечества, раньше с ней не встречались, и иммунитет реагирует на неё слишком бурно. Наша задача — справиться с этой реакцией, привести её в нормальный иммунный ответ. Какой-то специфической терапии нет, все терапии подбираются во всём мире эмпирически. Мы не герои, но боремся со злом, которое нас атаковало. Герой — это когда с гранатой под танк, а мы просто работаем. Те люди, которые столкнулись с этим ещё раньше и не были защищены, — они больше герои. Потому что многие из наших коллег тоже болеют и есть неприятные исходы», — сказал Алексей Козлов.

Основная и самая ответственная работа медиков связана с красной зоной. Не менее важной является деятельность в чистой зоне. Здесь расположены две ординаторские для врачей, комната отдыха для медсестёр и санитарок и рабочее помещение для старших медицинских сестёр.

«Сейчас нагрузка настолько высока, что уйти домой не получается. Здесь мы дорабатываем какие-то организационные вопросы, заполняем медицинские документы, ведём электронные истории болезней. Это в чём-то облегчает, в чём-то усложняет саму работу. Чистая зона — это момент общения, поддержки друг друга, где можно немного расслабиться», — отметил Алексей Козлов.

Старшая медсестра перепрофилированного роддома Анна Тюгаева большую часть своего рабочего времени проводит в чистой зоне. До коронавируса она работала старшей медсестрой в отделении реанимации и интенсивной терапии новорожденных. Теперь же следит за бесперебойной поставкой медикаментов, вовремя выписывая шприцы, антибиотики, средства индивидуальной защиты и другие расходные материалы в реанимацию, составляет графики дежурств.

«Расходные материалы для отделений хранятся в шкафах около входа в грязную зону. Здесь шприцы, антибиотики, защитные костюмы трёх размеров, отделы с масками, шапочками, очками, перчатками, бахилами и забралами. Медики тут же одеваются, записываются в журнал и потом проходят в комнату, за дверью которой начинается красная зона», — пояснила «Большой Балашихе» Анна Тюгаева.

Она окончила медицинский колледж № 21 в Сокольниках, получила специальность медицинской сестры общего профиля. В Балашихинском роддоме трудится с первых дней его работы, около четырёх лет. Санитаркой в инфекционном отделении работает и мама Анны — Ольга Анатольевна.

Четыре инфекционных отделения медучреждения размещены на 2-5 этажах, 6-7 этажи занимает реанимация, куда в смену выходят по шесть медсестёр, двое санитаров и несколько врачей. Там располагаются койки для тяжелобольных, лечение которых требует инвазивной вентиляции лёгких. Шестеро заражённых подключены к аппаратам ИВЛ. У многих сопутствующие хронические заболевания — сахарный диабет, сердечно-сосудистые. Среди инфицированных не только жители Балашихи, но и других городов Подмосковья, есть даже пациент из Владимирской области.

«В первые минуты оценивается состояние пациента. У врачей есть свои протоколы, они заранее понимают, что нужно предпринять. Основные симптомы, с которыми поступают больные, — высокая температура и сильный кашель, ярко выраженная одышка, дыхательная недостаточность, некоторые не могут самостоятельно дышать. В основном это пожилые люди, большинство — мужчины. Но есть и 35-летний молодой человек. При одышке подключаем мониторы и следим за жизнедеятельностью человека. При худшем развитии, когда больной не может самостоятельно дышать, подключаем к аппарату ИВЛ. Обычно их из дома доставляют в тяжёлом состоянии или из инфекционных отделений этажами ниже. Если больным становится легче, нормализуется дыхание и проходит одышка, мы их переводим в другие отделения», — пояснила Анна Тюгаева.

Сохранили в учреждении и родильное отделение. Теперь в нём принимают рожениц с коронавирусом. Для беременных пациенток отведён отдельный профильный второй этаж медучреждения. От пяти до десяти больных постоянно наблюдает заведующая Светлана Крапивина.

«Пациентки находятся в надёжных руках. С беременными всегда сложнее, многие используемые препараты им в обычной жизни противопоказаны. Мы не используем противомалярийные препараты или калетру. Обычно это симптоматическая терапия, жаропонижающие средства, препараты, улучшающие дыхательную систему, разжижающие мокроту муколитики. В случае появления инфекции это стандартная для беременных антибактериальная терапия», — пояснил Алексей Козлов.

Перепрофилирование Балашихинского родильного дома в Саввино в инфекционное отделение для лечения пациентов с коронавирусом началось 1 апреля. За три недели в медучреждении организовали грязные и чистые зоны, завезли необходимые лекарства и дополнительное оборудование, медиков обеспечили средствами индивидуальной защиты. Инфекционное отделение роддома рассчитано на приём 400 больных.

Ещё три медицинских учреждения дополнительно перепрофилировали в Балашихе в инфекционные отделения для больных коронавирусом в мае. В психоневрологическом диспансере организованы 150 коек, в кожно-венерологическом диспансере — 60, ещё 150 коек — на базе поликлиники № 4 в микрорайоне Гагарина. Кроме того, больных пневмонией размещают в филиале № 3 Балашихинской областной больницы в Железнодорожном — бывшей больнице имени А.М. Дегонского.

 

Константин Роик

Мы в Instagram