photo618146099016870621
Есть ли политическое будущее у «Зеленых» в России?
27.09.2016 17:08

Зелёные в Госдуму не прошли. Хотя 2017 год объявлен в России годом экологии, в Федеральном собрании страны не будет ни одного экологического активиста.

При сохранении нынешних тенденций Российская экологическая партия «Зеленые» может просто исчезнуть при очередном завинчивании гаек в отношении малых партий. Партия не является массовой и почти не имеет представительств в региональных заксобраниях. На выборах в Государственную Думу партия набрала менее 1 % голосов и не будет иметь государственного финансирования.

В Европе зеленые партии представлены в значительной части парламентов. Особенно интересен опыт зеленых в Федеративной Республике Германии, где зеленые входят не только в парламент, но и в ландтаги, участвуют в управлении страной. Германский опыт государственного устройства не понаслышке знает руководство России. ФРГ – ведущий геополитический партнер Российской Федерации. А Евросоюз в целом – крупнейший экономический партнер. Для России наличие «Зеленых» в политическом спектре – возможность быть в общеевропейском тренде.

Роль партии «Зеленых» на выборах 2016 года была откровенно вспомогательной. Тактика лидера партсписка на дебатах Олега Митволя использовать федеральное телевидение для обличения представителей других оппозиционных партий вместо серьезного разговора о вопросах экологии заведомо не могла принести «Зеленым» дополнительных очков. Откровенно слабым был и сам список, включая четверку лидеров. Тем не менее, стремление партийных функционеров зеленых превратиться в системную партию – налицо. Да и наличие даже небольших ресурсов Митволя стало фактором, который помог «Зеленым» принять участие в избирательной гонке. И даже внешне «слабый» список было крайне непросто собрать, партией и кандидатами была проделана большая подготовительная работа.

Демонстративный почти всеобщий успех партии «Единая Россия» на парламентских выборах, когда ЕР будет иметь конституционное большинство, означает поворот в сторону японской модели парламентаризма. Ближайшие годы фактически вновь пройдут под девизом: «Быть дружными во имя процветания». Тем не менее, дух конкурентности пронизывает всю японскую политику, там дается шанс и для малых партий. Поэтому я не исключаю дальнейшую либерализацию избирательного законодательства.

Тем не менее, удел большинства российских малых партий – переход в спячку до следующего парламентского электорального цикла. Предпосылка к этому проста: содержание партийного аппарата стоит денег, причем немалых. Без наличия спонсоров, без устойчивого финансирования партстроительства партия, как и любая другая организация, просто не сможет существовать. Сила партии – её экономический базис.

Для политического выживания «Зелёным» следует взять модель, которую успешно использует ЛДПР. В 1993 году ЛДПР победило за счет харизмы лидера и успешного участия Владимира Жириновского в дебатах. Но все дальнейшие победы были волевыми, основанными на правильной стратегии развития. Пока остальные партии, а их в 1993 году победило много, упивались собственной значимостью, Жириновский мотался по стране, открывая региональные офисы ЛДПР. Наличие офисов, наличие местных кадров и работоспособных команд – первый ключ к успеху. Другой ключ – участие во всех выборах, включая тысячи муниципальных, что позволяет без особых затрат поддерживать бренд на слуху. Третий ключ – большая рекламная кампания. К выборам 2016 года Жириновский начал подготовку задолго до всех конкурентов, ведя активную агитацию в наружной рекламе. Но ЛДПР – относительно богатая и успешная партия, занявшая свою нишу давно. Для политических стартаперов путь ЛДПР – это сродни рассказу об американской мечте, когда «заработать миллион» или пройти в парламент в теории может каждый. Надо инвестировать в регионы, открывать офисы, создавать команды, участвовать в выборах, начинать агитацию загодя.

Не менее интересная модель у КПРФ. Основанная на идейности и мотивации. Когда создаются команды тех, кто серьезно замотивирован идти во власть. И при энергичной работе, при организации серьезного контроля за чистотой избирательного процесса, когда все участки покрываются коммунистическими наблюдателями, шансы на прохождение партийцев в депутаты – относительно реальны. У значительной части красных кандидатов есть заряженность на гражданский успех, есть мотивация пахать ради победы как индивидуальной, так и партийной команды. Главная беда политических стартапов – отсутствие командной и индивидуальной мотивации. Один или несколько лидеров пытаются вытянуть проект, но они подобны красивой ракете, в которой почти нет топлива. «Зеленые» очень похожи на КПРФ своей идейностью. Но, не смотря на довольно большое число экологических активистов в стране и большое число отраслей, для которых «зеленая тема» крайне важна, партия пока не смогла объединить пассионариев. Важен и партийный бренд. Красная символика КПФР дает любому кандидату плюс 5, а то и 10 процентов в копилку, даже при отсутствии предвыборной борьбы.

Путь «Справедливой России» — тоже нишевый. Если тебе не хватило места в правящей команде, а избраться очень надо и хочется, добро пожаловать в эсеры. Эсеры довольно серьезно играют на нише КПРФ, забирая у компартии значительную часть электората. Кто бы что из политологов ни говорил о «закате» справоросов, то, что практически во всех регионах, где проходили выборы, «Справедливая Россия» прошла в региональные законодательные собрания.

В чем секрет непобедимости «Единой России»? Во-первых, в том, что это единственная партия, которая дошла до каждого муниципалитета. Причем в большинстве имеет не только депутатов, но и партийные офисы. Во-вторых, мотивацией. Ведь если ты выдвигаешься от «Единой России», то ты заведомый фаворит, от которого ждут только победы. Это очень серьезно мобилизует как самого кандидата, так и группы поддержки. Создает ресурсный задел. В-третьих, партия участвует во всех выборах. В-четвертых, много инвестирует в партийный бренд, в рекламу и агитацию. В реальном выражении много больше, чем все остальные партии вместе взятые. Штамп «Единая Россия» подспудно воспринимается избирателем, как знак качества, что кандидат прошел предварительный отбор. В-пятых, в каждой нише «Единой России» есть что показать и что предложить избирателю, набор правды, обещаний и даже конкретных дел. Также можно принять красивый закон про все хорошее и против всего плохого, как это случилось с «зеленым щитом». Что важно, так это то, что в любой тематической нише у «Единой России» есть мощный набор «евангелистов», готовых к квалифицированному разбору полетов и полемике по острым темам. Причем, чем острее проблема, тем солиднее выглядит партийная позиция. В-шестых, для большинства муниципалитетов, регионов, страны членство в структурах «Единой России» сродни членству в престижном клубе. Вроде слишком разные люди, но где еще можно накоротке пообщаться с теми, кто принимает решения?

В теории пятипроцентный заградительный барьер дает возможность для комфортного сосуществования до 7-8 политических партий. Но на практике у каждой малой парламентской партии существует серьезный риск сваливания в штопор в случае недобора заветных 5%. Всем четырем партиям, прошедшим в парламент, вскоре предстоит болезненный процесс смены лидеров и смены поколений, что делает их дополнительно уязвимыми. «Единой России» пятипроцентный барьер выгоден, во-первых, из-за системы распределения мандатов, во-вторых, потому что он не дает возможности появиться и окрепнуть третьей силе. И хотя КПРФ и ЛДПР храбро заявляют, что барьер неплохо бы и повысить, но по итогам нынешних парламентских выборов, возможно, стоит ожидать снижения заградительного барьера до европейского уровня в 3 %. В современных условиях прохождение любого барьера весьма непростая задача.

В гонке за право быть «пятым колесом» в телеге российского парламентаризма традиционно участвуют несколько партий. Опыт показал, что при наличии серьезных финансовых вливаний, прохождение новой силы в парламент реально. В цикле 2011 года такой силой мог бы стать Прохоров. Впрочем, в политической телеге далеко не все решается деньгами. Даже серьезные инвестиции, которые были вложены группой предпринимателей в Партию роста, были недостаточны для победы ввиду совершенного отсутствия партийной инфраструктуры. Да и средств у Титова, откровенно говоря, было маловато. Жириновский, к примеру, столько вкладывает в партстроительство ежегодно, плюс опирается на крепкий базис. Структурам Титова проще было бы инвестировать в какой-либо старый живой бренд вроде «Яблока». Ну и что, что в партии преобладают радикальные настроения. Выстраивание серьезной партии предполагает создание мощной технической, бюрократической прослойки, которая словно губка поглощает радикальные умонастроения. Для серьезного участия в большой политике такие траты должны стать для Титова и иных жертвователей постоянными. Иначе стартовые инвестиции уйдут в песок.

Выборы 2016 года проходили в условиях непростой экономической ситуации – ни у кого не было денег. Что касается трат Российской партии «Зеленые», то они были в пределах статистической погрешности. А без денег результата не достигнешь. Победили партии и кандидаты, способные инвестировать в кампанию. По значительной части округов реальная конкуренция отсутствовала, что позволило фаворитам не наращивать траты сверх разумного минимума.

Битва за право называться пятой-шестой-седьмой партией развернется в 2017 году в ходе выборов в региональные парламенты – в Удмуртии, Краснодарском крае, на Сахалине, в Пензе, Саратове и других местах. Малые партии могут добиться успеха за счет грамотного HR, поиска и привлечения человеческого ресурса. Уже сейчас все те партизаны, кто хочет добиться успеха, должны начинать подготовку к выборам в вышеуказанных регионах. Создавать центральный общероссийский штаб, усиливать местные отделения, вести переговоры с региональными элитами. Для малых партий вложения в политику – это инвестиции с высокими рисками. Однако и выигрыш в случае даже небольшой победы – весьма солидный.

России важна глобальная экологическая ниша. Ведь неслучайно делегирование такого тяжеловеса как Сергей Иванов на это направление. Но без того, чтобы экология стала частью национальной повестки внутри страны, без появления сильных зеленых, без наличия евангелистов, ежечасно подчеркивающих важность и злободневность задач, эффективности мероприятиям года экологии будет явно не хватать.

Российский политолог Евгений Минченко, один из самых информированных экспертов в стране, считает, что шансы «Зеленых» на политическое выживание крайне низкие. И к этому мнению стоит прислушаться, поскольку вопрос так и стоит: быть или не быть. И шапкозакидательство здесь неуместно.

Тем не менее я верю, что при разумном прагматическом подходе, о зеленых мы еще услышим. Надеюсь, что победим.

 

Анатолий Баташев

Зеленый политик и гражданский экологический активист из Балашихи

Поделиться:

Комментарии закрыты.